Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

Шлепок от Президента, или маленькая победа над ювенальщиками

8 февраля 2017
2 639

Шлепок от Президента, или маленькая победа над ювенальщиками

После отмены «закона о запрете воспитания» госаппарат получил команду пересмотреть и другие ювенальные нормы и инструкции

Президент России Владимир Путин подписал закон о декриминализации побоев в семье, поставив точку в длившейся более полугода отчаянной борьбе родительских организаций с лоббистами антисемейных ювенальных технологий, манипулировавших Думой и Советом Федерации. Значение этой победы—не только в том, что теперь угроза оказаться за решеткой за шлепок распоясавшемуся недорослю миновала (при том что административное наказание за то же самое деяние сохранено), но и в том, что власть наконец-то осознала: семейная политика—это не менее важный элемент суверенитета и национальной безопасности, чем грамотная внешняя политика или строительство газопроводов.

Итак, Президент подписал закон, отменяющий летнюю провокацию крашенинниковых и клишасов, которые в июле прошлого года выполнили заказ международной организации по продвижение прав педерастов «Глобальная инициатива», протащив обманным путем «закон о шлепках» . Отмененный вчера Президентом закон содержал абсурдную норму о том, что члены семьи за причинение боли без вреда здоровью могли лишиться свободы на 2 года, при том, что для посторонних лиц за те же самые действия ответственность переводилась в разряд административных правонарушений.

В новой редакции побои в отношении близких родственников вновь становятся административными правонарушениями и влекут штраф 5—30 тыс рублей или административный арест (в случаях, когда такой проступок совершен впервые—за повторные побои все-таки будет наступать уголовная ответственность по ст. 116 УК РФ, которая предусматривает штраф до 40 тыс. руб, либо обязательные работы, либо арест на срок до 3 месяцев).

Таким образом, для ювенальщиков сохраняются серьезные лазейки и инструменты давления на любую семью, не говоря уж о том, что и кроме ст. 116 УК в действующем законодательстве существует масса ювенальных механизмов, в частности ст. 156 УК, предусматривающая ответственность за ненадлежащее воспитание , не говоря уж о нормах Семейного кодекса, и закона о профилактике безнадзорности, предусматривающих основания для изъятия ребенка из семьи.

И тем не менее, значение нынешнего события трудно переоценить. Власть наконец услышала голос народа, прозвучавший «снизу»-сотни тысяч писем и телеграмм Президенту, сотни митингов и пикетов сделали свое дело несмотря на молчание крупных СМИ и практически всех политиков, кроме Елены Мизулиной и Павла Астахова—который за свою позицию был показательно сослан в отставку . Мало того: власть не просто исправила свою ошибку, ставшую следствием подрывной работы западной агентуры и дезинформации Президента его окружением, но и сделала кое-какие оргвыводы. Неслучайно автор «закона о шлепках» депутат Крашенинников «переобулся в воздухе» и при прохождении нынешнего закона в Думе, голосовал за отмену своей же поправки. Хотелось бы надеяться что руководство страны не забудет этой ситуации, и найдет способ контролировать Крашенинникова и подобных ему субъектов на все время их полномочий.

Впрочем, дело не только в крашенинниковых. Разнарядки развернуться в сторону защиты традиционной семьи явно были спущены не только в Думу, но и в другие ведомства. Так, Общественная палата РФ, которая до недавних пор занималась в основном симуляцией общественной поддержки подчас откровенно бредовых и заведомо вредных прозападных инициатив ( см, например, ), неожиданно открыла горячую линию для родителей, пострадавших от изъятия детей.

Аналогичные «горячии линии» появились и при региональных палатах, а также уполномоченных по правам ребенка—даже таких как уполномоченная по правам ребенка в Петербурге Светлана Агапитова. Правда, учитывая прежние заслуги многих записных детозащитников, многие родители побаиваются звонить на такие «линии».

Наконец, 6 февраля, накануне судьбоносного решения Президента, свое слово сказала и Уполномоченный по правам ребенка при Президенте Анна Кузнецова—которая до сих пор старалась избегать острых заявлений, пытаясь понравиться всем сразу, и даже набрала в свой Общественный совет, наряду с реально работающими родительскими организациями, массу откровенных ювенальщиков и секспросветчиков.

Как сообщает сайт Уполномоченного, 6 февраля Анна Кузнецова провела совещание в администрации Президента вместе с представителями Совета Федерации, Министерства образования, Следственного комитета России и общественных организаций—и обсудила «тему чрезмерного вмешательства в семью». Совещание было организовано по прямому указанию Владимира Путина—который дал команду Министерству труда и соцзащиты, Общественной палате РФ и Уполномоченному по правам ребёнка до 1 марта провести анализ правоприменительной практики изъятия несовершеннолетних из семьи «с точки зрения избыточно применяемых мер или неправомерного вмешательства в семью».

На этом совещании, в частности, прозвучали достаточно шокирующие цифры. Так, первый заместитель председателя Комитета Совета Федерации по науке, образованию и культуре Лилия Гумерова сообщила что около 94% случаев изъятия детей из семьи, 90% лишений родительских прав и 80% ограничений в родительских правах производятся по усмотрению, в первую очередь, органов опеки и попечительства. Которые—добавим -, опираются в своей деятельности в первую очередь на Закон «О профилактике безнадзорности», содержащий массу размытых терминов вроде «семья находящаяся в трудной жизненной ситуации». Именно вольное толкование органами опеки этих терминов, зачастую закрепленных в регламентах межведомственного взаимодействия и должностных инструкциях, разработанных прозападными НКО—иностранными агентами, на практике приводит к сотням злоупотреблений, когда дети изымаются от здоровых и любящих родителей или бабушек по причине «безнадзорности». Именно по этому основанию, например, в Петербурге в 2015 году был отнят от груди матери, не имевшей с собой необходимых документов, годовалый Умарали Назаров. В результате действий ювенальных карателей в милицейских погонах ребенок погиб—и никто не понес за это никакой ответственности.

Участники вчерашнего совещания в Администрации Президента констатировали что «фиксируется множество нарушений, в которых изъятие детей из семьи происходит без должных обоснований. «Очень много случаев, когда семьи ставили на учет по признаку многодетности или в связи с тем, что она являлась неполной», — отметила, в частности, г-жа Гумерова.

Хотелось бы спросить уважаемых господ сенаторов: а где же вы были раньше, когда принимали ювенальные законы? Видимо, ждали «шлепка» от Президента. И, похоже, дождались.

Лейтмотивом выступления Анны Кузнецовой было предложение сократить вмешательство в семьи, в том числе приемные.

Однако сигнал из АП, похоже, поняли не все. Так, присутствовавшая на совещании представительница МВД Елена Новосельцева по сложившейся ювенальной привычке ратовала за усиление превентивного вмешательства в дела семей при неблагоприятных сигналах. А вот старший помощник председателя Следственного комитета Игорь Комиссаров поддержал позицию Уполномоченного по сокращению контрольных функций в отношении приемной семьи. Он акцентировал внимание социальных служб, прежде всего, на оказании помощи приемным семьям. «Практика расследования уголовных дел, касающихся детей, убедительно доказала, что систему надо ломать и надо кардинально менять. Точно знаю, уверен в этом, и это позиция не только моя, но и председателя СК — система нуждается в глубоком реформировании, уходе от контрольных функций к помощи семье», — подчеркнул он.

Свои доклады о нарушениях законодательства при изъятии детей из семей представили также представитель Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства Русской православной церкви и руководитель Ассоциации родительских комитетов России Ольга Леткова, котрая также возглавляет рабочую групп по защите семьи и традиционных семейных ценностей Общественного совета при Уполномоченном. Именно Ольга Владимировна озвучила наиболее важную мысль этого совещания: о том, что необходимо прописать принцип автономии и независимости семьи.

По мнению Анны Кузнецовой, давно назрела необходимость определить критерии принятия решения и выработать четкий алгоритм действий для осуществления контрольных функций со стороны органов опеки и попечительства. Участники совещания пришли к единому мнению и выделили основные направления работы по данной проблеме: сокращение поводов для разлучения ребенка с родителями и сведение их к единственному - в случае возникновения реальной угрозы жизни и здоровью несовершеннолетнего, конкретизация некоторых размытых понятий во избежание неоднозначных трактовок законодательства, возможность временной передачи ребенка родственникам в приоритетном порядке, немедленное возвращение ребенка при нормализации ситуации в семье.

Кстати говоря, той же самой проблематикой—но на более высоком уровне занимается научно—консультативный совет при сенаторе Елене Мизулиной, в деятельности которого участвуют ведущие родительские организации России, в частности, тот же АРКС, Всероссийское родительское сопротивление и экспертный совет Общественного уполномоченного. по защите семьи в Санкт-Петербурге

Именно Елена Мизулина была автором подписанного вчера Президентом законопроекта о декриминализации семейного насилия и до недавних пор была, пожалуй, самым ярким представителей государственной власти такого уровня, реально защищающим интересы семьи. Отрадно видеть, что Анна Кузнецова и другие госслужащие начинают осознавать что семья (а не приоритет прав ребенка перед правами родителей, что является главным тезисом ювенальщиков) является ценностью высшего порядка которую нужно всячески охранять и защищать.

Поделиться: