Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

Сдерживающий фактор ядерного оружия девальвируется

26 октября 2015
2 204

Сдерживающий фактор ядерного оружия девальвируется

Интересно, сколь отчетливо ситуация в Сирии проявила разницу в целях, которые ставят перед собой на планете Россия и США, сколь разные миры строят наши страны, сколь продуктивны усилия Москвы и Вашингтона. Об этом и была главная дискуссия Владимира Путина с политологами и журналистами клуба "Валдай". 

Встреча проходит ежегодно, но на этот раз — международный контекст принципиально отличался. Если прежде Путин оперировал лишь словом и логикой, то сейчас, после начала нашей воздушной операции в Сирии, средства убеждения стали богаче.

Если прежде США вели себя, не чувствуя ограничений, то сейчас ограничения  появились, и США уже вынуждены идти на переговоры и начинать считаться с безопасностью других, что до сих пор им было несвойственно.

А России удается не только объяснять ценность международного права, но и возвращать его в рамки игроков, которые привыкли считать, что правила создают лишь они.

Есть ведь такой эффект, как притягательность разумной силы. Теперь она в полной мере стала работать на Россию. А это то, когда одни поверили и поддержали, другие подвинулись, третьи расступились, четвертые встроились, пятые повернулись. И все потому, что Россия обозначила границы, основанные на здравом смысле и подкрепленные уверенным действием.

Если до сих пор американцы считали, что могут позволить себе в международных делах беспредел — разрывать соглашения и отказываться от переговоров, уничтожать страны одну за одной, обманывать Совбез ООН да и вообще всех, например, по своей ПРО, вести двойную игру с террористами из ИГ — то сейчас у США во всем этом появились ограничения, хотят они того или нет. А это значит, что мир, до сих пор сползавший неизвестно куда, стал более сбалансированным, а значит,  безопасным.

Давно ли это случилось? Да нет. Чуть больше двух недель назад, когда наши ракеты системы "Калибр" из Каспия за полторы тысячи километров вдруг поразили цели террористов ИГ в Сирии. Это было столь мощно и уверенно, столь точно и внезапно, что и действия в Сирии российских летчиков приобрели совсем иной политический вес.

Притягательность разумной силы окрасила и дискуссии яйцеголовых клуба "Валдай". Окрасила в более теплые тона, да настолько, что Путин счел возможность поделиться сокровенным опытом своего детства. Да не просто поделиться, а с уверенным расчетом на понимание изложить чеканное дворовое правило, которым он пользуется. "Ещё 50 лет назад ленинградская улица меня научила одному правилу: если драка неизбежна, бить надо первым", — сказал глава государства.

Ключевое слово здесь не "первым", а "неизбежна". А до этого Путин внимательно и вежливо, не жалея времени, объяснял "валдайцам", как до неизбежности дошли, ведь силу до сих пор американцы применяли с легкостью, слушать намеченную жертву не желая, нарушая все сразу — и международное право, и справедливость — вынуждая Россию вспомнить детский дворовый закон.

"Сегодня, к сожалению, вновь сталкиваемся с подобными ситуациями. Попытки любыми средствами продвигать модель одностороннего доминирования привели к разбалансировке систем международного права и глобального регулирования, а значит, есть угроза, что конкуренция — политическая, экономическая, военная — может стать неуправляемой", — подчеркнул Владимир Путин.

То есть драка стала неизбежной. Пока с террористами, но, что  хуже,  неизбежной грозит стать и большая драка, поскольку у американцев, как отметил российский президент, "уже появилась концепция так называемого первого обезоруживающего удара, в том числе с использованием высокоточных неядерных средств большого радиуса действия, сопоставимых по своему эффекту с ядерным оружием". 

"Под предлогом ракетно-ядерной угрозы со стороны Ирана разрушена фундаментальная основа современной международной безопасности — Договор об ограничении противоракетной обороны. США в одностороннем порядке из него вышли. Сегодня, кстати, иранская ядерная проблема решена, никакой угрозы со стороны Ирана не было, как мы говорили, и нет. Причина, вроде бы побудившая наших американских партнеров строить систему противоракетной обороны, исчезла. И мы вправе были бы ожидать, что и работа над развитием ПРО США прекратится. А что на самом деле? Ничего подобного не происходит, наоборот, все продолжается, — заявил Владимир Путин. — Проведены первые испытания ПРО США в Европе. Что это значит? Это значит, что мы, когда спорили с нашими американскими партнерами, были правы. Нас, да и весь мир пытались в очередной раз ввести в заблуждение просто. А сказать совсем попроще — обманывали. Дело не в гипотетической иранской ядерной угрозе, которой и не было никогда, а в попытке разрушить стратегический баланс, изменить соотношение сил в свою пользу таким образом, чтобы не просто доминировать, а иметь возможность диктовать свою волю всем: и своим геополитическим конкурентам, и своим союзникам. Это чрезвычайно опасный сценарий развития событий, вредный для всех, включая и сами Соединенные Штаты". 

Путин это говорил и раньше, но сейчас, после 7 октября, он рассчитывал на большее понимание. 

"Сдерживающий фактор ядерного оружия стал девальвироваться. У некоторых, возможно, даже возникла иллюзия, что в мировом конфликте вновь достижима реальная победа одной из сторон — без необратимых, неприемлемых, как говорят специалисты, последствий для победителя, если победитель вообще будет. За последние четверть века порог применения силы уже явно снизился. Приобретенный после двух мировых войн антивоенный иммунитет, который существовал буквально на психологическом, подсознательном уровне, стал ослабевать. Само восприятие войны изменилось: для зрителей у экранов телевизоров она превращалась и превратилась сегодня в зрелищную медийную картинку, как будто в ходе военных действий не гибнут, не страдают люди, не разрушаются города и целые государства", — сказал российский президент.

Плюс незаконные санкции, драконовские штрафы в бюджет США тем, кто их нарушает. Причем предлог для наказания может быть и надуманным. 

"Может быть, это не российское дело, но у нас же с вами дискуссионный клуб, поэтому я все-таки позволю себе спросить: так с союзниками поступают? Нет, так поступают с вассалами, которые осмелились действовать по своему усмотрению, их наказывают за плохое поведение", — уточнил Владимир Путин.

Он понимал, что говорит на грани политкорректности, но при этом  демонстрировал безусловное уважение личного достоинства своих слушателей и суверенитета их стран. 

"Мы также видим, как разворачивается процесс создания непрозрачных экономических блоков, причем процесс формирования таких структур идет чуть ли не по всем правилам конспирации. Задача понятна — так переформатировать мировую экономику, чтобы извлекать еще большую ренту из своего доминирования и распространения своих стандартов экономического, торгового и технологического регулирования", — подчеркнул глава российского государства.

И вот тут он подвел внимательно вслушивающихся к роли военной силы и тому, что она для него. Зал затаил дыхание. 

"Военная сила, конечно, остается и, безусловно, еще долгое время будет инструментом международной политики", — сказал Путин.

Здесь каждый услышал то, что хотел. Но Путин с разумной силой провел шайбу туда, куда было нужно ему. 

"Хорошо это или плохо, но так есть по факту жизни. Вопрос в другом: будет ли она применяться лишь тогда, когда все другие средства исчерпаны? Когда необходимо противостоять общим угрозам, таким, например, как терроризм, и по известным правилам, изложенным в международном праве? Или кулаки станут пускать в ход по любому поводу, порой просто для того, чтобы напомнить миру, кто в доме хозяин, не задумываясь о легитимности применения силы и о последствиях применения силы, не решая проблемы, а лишь умножая их?" — подчеркнул глава государства.

Далее Путин прямо обвинил США на Ближнем Востоке в "двойной игре". Террористов вроде и бомбили, но почему-то с невнятным результатом.

"Очевидно, что дело не в нехватке военного имущества или потенциала. Безусловно, Соединенные Штаты располагают огромным, самым большим в мире военным потенциалом, просто всегда трудно вести двойную игру. Объявлять о борьбе с террористами и одновременно пытаться использовать часть из них для того, чтобы расставлять фигуры на ближневосточной доске в своих интересах, как кажется, в своих интересах. Невозможно добиться успеха над терроризмом вообще, если часть террористов использовать как таран для свержения неугодных режимов. Никуда от этих террористов не деться, и это только иллюзия, что удастся потом с ними справиться, отстранить от власти либо как-то договориться. И лучший пример тому — ситуация в Ливии", — отметил российский президент.

И еще раз — о нашей воздушной операции в Сирии. 

"Еще раз подчеркну: она является полностью легитимной. Ее единственная цель — способствовать установлению мира. Уверен, что действия российских военных окажут необходимое воздействие на ситуацию в позитивном плане, помогут официальным властям создать условия для последующих действий в сфере политического урегулирования, нанести упреждающие удары по террористам, угрожающим и нашей стране, России, помочь тем самым всем странам и народам, которые, безусловно, находятся в опасности, если эти террористы вернутся по своим домам", — заявил Владимир Путин.

Понятно, что после всего этого возникла и дискуссия, где Путин говорил о Сирии как о возможности создать модель партнерства, в отличие от восприятия Сирии как повода для вражды.

На сцене сидел и бывший посол США в Москве Джек Мэтлок. Он вдруг сказал, что США совсем не хотели развалить СССР, но когда это все же произошло, то он — Мэтлок — трагедии не увидел, а откупорил по этому поводу бутылочку шампанского и выпил.

"Был ли распад Советского Союза трагедией? Я бы не назвал это огромной геополитической проблемой, трагедией XX века, но, безусловно, это было определенным негативным явлением, феноменом XX века. Когда это произошло, я написал об этом книгу. Я, конечно, не мог удержаться, чтобы не открыть бутылку шампанского и не поднять тост", — признался Мэтлок.

Здесь он явно подставился. Такие вещи Путин не спускает.

"Господин посол, как я понимаю, вступил со мной в заочную дискуссию, а в данном случае в очную, и сказал, что не считает, в отличие от меня, развал СССР трагедией XX века. Я продолжаю настаивать, что это — трагедия, прежде всего гуманитарного характера. В результате распада СССР 25 миллионов этнических русских оказались за рубежом помимо своей воли и, как у нас в народе говорят, в одночасье. Русский народ оказался самым большим разделенным народом в мире, и это, безусловно, трагедия. Я уже не говорю о социально-экономической составляющей: в результате развала распалась социальная система, экономика рухнула, что привело к обнищанию миллионов людей. И это тоже трагедия для конкретных людей и для конкретных семей", — заявил Владимир Путин.

А потом Мэтлок еще раз зарулил куда-то не туда, заявив, что хоть он сам идею создать американскую ПРО не поддерживает, но все же понимает, что США хотят не угрожать России, а создать рабочие места. 

"В целом я не поддерживаю систему ПРО. Основной источник этого не угрожать России, это чтобы были рабочие места в США, ведь это военно-промышленный комплекс. Сколько людей там работает!" — сказал Мэтлок.

Это было последнее, что слышали на мероприятии от посла Мэтлока. После такого Путин не оставил ему шансов.

"Не нужно создавать рабочие места, которые результатом своей деятельности имеют угрозу для всего человечества. Зачем их создавать в такой сфере? Давайте их будем создавать в сфере биологии, фармацевтики, в сфере высоких технологий, не связанных с производством вооружений. Теперь что касается того, угрожает это России или не угрожает. Уверяю вас, американские специалисты в области безопасности и стратегических вооружений прекрасно отдают себе отчет в том, что это угрожает российскому ядерному потенциалу. И вся эта система создается для того, чтобы свести ядерные потенциалы других ядерных государств, кроме США, к нулю. А ведь все время аргументы были другие, мы это слышали: иранская ядерная угроза. Но я в своем выступлении сказал: мы всегда исходили из того, что никакой угрозы нет, а теперь не только мы — все международное сообщество — считаем, что ее не существует", — подчеркнул Путин.

Поделиться: