Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

Социализма в СССР не было!

, 14 февраля 2016
9 844

Настоящего социализма в СССР никогда не было

Настоящего социализма в СССР никогда не было. Построить его пытались после войны, но не построили, а слово такое использовали. В Советском Союзе был государственный капитализм для элиты и рабовладельческий строй для народа...

 

Вопросы идеологии. Невозможность реставрации социализма

Автор – Ростислав Ищенко

Патриоты в современной России столь же популярны, как демократы на закате перестройки. Свидетельством этого является и маргинализация бывших демократов (тех, которые сохранили верность своим идеалам и ныне переименованы общественностью в либералов), и стабильно превышающий в последние годы 80%-ю отметку рейтинг Путина. Даже критики действующей российской власти предпочитают критиковать её с ультрапатриотических позиций.

Основными идеологическими направлениями в патриотической среде являются:

1. Национализм (в некоторых случаях доходящий до нацизма).

2. Монархизм (в разных проявлениях, от ностальгии по империи Романовых, до мечтаний о воссоздании сословной монархии, легитимируемой Земскими соборами и даже до смутного влечения к неоязыческому вождеству).

3. Марксизм (включающий все уже опробованные виды и формы, а также попытки синтезировать нечто новое, более отвечающее современному моменту).

Проблемы националистов и монархистов мы разберём в следующих материалах, а сейчас обратимся к марксистским (коммунистическим, социалистическим) идеям. В конечном итоге, они в современном российском обществе пользуются наибольшей популярностью и многим кажутся легко реализуемыми (достаточно только власти волю проявить).

Настоящего социализма в СССР никогда не было

Популярность данных идей объяснима.

Во-первых, общество, разочарованное в демократах (либералах), чьи идеи господствовали в 90-е и были антагонистичны марксистским, логично попыталось вернуться к старому опыту, который не смогли опровергнуть либералы.

Во-вторых, сама идея возрождения России предполагает её возвращение к естественным границам. При этом социалистическая идея добровольного союза свободных народов явно выигрывает у чистой имперской идеи. Имперскость в общественном сознании давно приравнена к империализму (насильственному захвату, подавлению), а широкие массы до сих пор ставят знак равенства между империей и монархией, то есть государственным устройством, предполагающим социальное неравенство и сословные привилегии (по крайней мере, так его воспринимают широкие массы). Восстановление же «братской семьи народов СССР» воспринимается как восстановление попранной справедливости для всех – реставрация рукотворного рая на Земле.

В-третьих, поколение 40-летних и старше, которые помнят СССР, испытывает дискомфорт оттого, что демонтаж социалистического государства не привёл к обещанному процветанию, а наоборот вызвал длительный период обнищания населения, унижения государства и гражданских войн, как в самой России (октябрь 1993 – Москва и две Чеченские), так и в большинстве других осколков СССР.

Данные опросов, а также многочисленные дискуссии в социальных сетях и СМИ свидетельствуют, что значительная часть населения рассматривает деятельность Путина, как главы государства и архитектора действующей политической системы, в качестве растянутой во времени попытки восстановить советское государство.

Отсюда всплески недовольства его малопочтительными высказываниями о деятельности Ленина. Отсюда же периодически распространяющиеся «теории заговора», авторы которых то уверяют нас, что Путин в сговоре с Ротшильдами (как вариант с Рокфеллерами), то клянутся, что США его полностью контролируют, поскольку знают «где его деньги лежат», то беспокоятся, что в Кремле «давно произошёл переворот» и «либералы используют Путина как марионетку». Всё это – попытки объяснить (пусть и с позиций космической глупости), почему Путин за 15 лет не воссоздал СССР.

Аналогичным образом авторы «теорий заговора», базирующихся на идее реставрации социалистического государства, объясняют политику России в Донбассе. Ротшильды, Рокфеллеры, «зарубежные вклады», «сто тысяч дворцов» и «либерально-олигархический заговор» там тоже присутствуют. Только направлены они против «восставшего народа Донбасса», который якобы «начал строить у себя новую социалистическую Россию». Рисуется схема, согласно которой «либерально-олигархический кремлёвский режим» в сговоре с американскими империалистами и украинскими нацистами душит «социалистическую революцию» в Донбассе, поскольку она, якобы всем им угрожает.

То, что в Донбассе, как и в России, и на Украине тоже есть социальные ожидания, но нет даже намёка на социалистическую революцию, мало кого интересует. Идеологически-ушибленные люди практически никогда не могут объективно оценить реальность. Только великие политтехнологи, такие как Ленин, Сталин, Мао умели гибко менять идеологические догмы, приспосабливая их под потребности реальности. Но мы потому и говорим сейчас о ленинизме, сталинизме, маоизме, что все они имели малого общего с классическим марксизмом (из которого выросли), зато полностью вписывались в объективную реальность.

Так вот, современная реальность свидетельствует о том, что при всей объективно существующей ностальгии по СССР и общественном запросе на социальную справедливость, реставрация социалистического государства невозможна. Кстати, об этом честно говорил Путин, неоднократно подчёркивающий, что воссоздание СССР в прежнем виде нереально.

Настоящего социализма в СССР никогда не было

В данном тезисе, как и в любой программной политической формулировке, важно каждое слово. Не просто воссоздание СССР нереально, а в прежнем виде. То есть, Россия не отказывается от какой-то иной формы интеграции (например, тот же Евразийский Союз). Возвращение Крыма свидетельствует о том, что, при определённых условиях, Москва может восстанавливать свой прямой суверенитет и над утраченными территориями, населёнными русскими. Но невозможно воссоздания федерации социалистических республик, каковой являлся СССР. То есть, невозможна не интеграция, но реставрация социализма в качестве государственной идеологии.

Почему? Ведь казалось бы – чего проще. Идея популярна. Успешный опыт социалистического государственного строительства есть (всего 25-й год идёт с момента распада СССР и демонтажа социализма), теоретические основы хорошо проработаны, да и новых теоретиков пруд пруди. Так почему нет? Ну, хотя бы с учётом ошибок прошлого и не совсем в том виде, что был, а в несколько модернизированном. Как говорят некоторые неомарксисты «с частной собственностью, с современной экономикой, но с социальной справедливостью».

Дело в том, что создание социального буржуазного государства в современной России не просто возможно, но успешно осуществляется. А вот реставрация социализма (именно социализма, а не его оппортунистических модификаций, призванных обеспечить очередной «коммунистической» или «социалистической» партии представительство в буржуазном парламенте) – нет. Само общество этого не желает, хоть и не отдаёт себе в этом отчёт.

На деле сегодня «социалистические» устремления общественности ровно такие же, как и «демократические» во время поздней перестройки. Поменялись термины, но не желания народа. Тогда народ имел социальную стабильность, полную социальную защищённость (гарантированное бесплатное образование, включая высшее, медицина, квартира от государства, гарантированное обеспечение работой, реальное право на выбор профессии, реальное право на отдых, гарантированное пенсионное обеспечение на достойном уровне и т.д.).

Настоящего социализма в СССР никогда не было

Но он хотел большего (джинсы и журнал «Playboy» в каждом киоске, двести сортов колбасы и шестьсот сортов пива, помидоры зимой и хурму летом, менять машину каждый год, ездить за рубеж, когда захочу, и, в качестве маслины в коктейле, иметь возможность стать миллиардером).

Всё, что хотел народ от капитализма, ему было дано. Как положено, не всем, но и в Париже есть клошары. Но то, что обеспечивал советский социализм, было утрачено.

Теперь народ желает вернуть утраченное. Но он не желает расставаться и с полученным. В эпоху перестройки желание работать как при социализме, а жить как при капитализме называлось «демократическим выбором», сейчас это же представляется возвращением в утраченный «социалистический рай». Главная идея не изменилась. Шестьсот сортов пива и советский государственный патернализм должны сосуществовать в одном флаконе.

А вот это как раз невозможно. И социализм, и капитализм – системы. А каждая система, имеет свои достоинства и свои недостатки. Более того, каждая система ограничена в манёвре своими базовыми основами, за рамки которых не может вырваться ни при каких условиях.

Социализм так же не может «модернизироваться» и стать «чуть-чуть» капитализмом, как капитализм не может существовать без частной собственности на средства производства и права извлечения прибыли из этой собственности.

Капитализм даже старается ограничить возможность использования собственности «не по назначению». Налоги на собственность, на наследство, на землю и т.д. для того и вводятся, чтобы собственник не почивал на лаврах, проживая накопленное предыдущими поколениями или им самим богатство, но вынужден был бы, под угрозой разорения, постоянно заботиться о том, чтобы собственность работала – приносила прибыль. Точно так же постоянная инфляция, являющаяся неотъемлемым спутником капиталистической экономики, заставляет пускать в оборот (а не проедать) накопленные деньги (превращая их в капитал).

В свою очередь, социализм также ограничен определёнными жёсткими рамками, присущими (в той или иной степени) всем существовавшим и существующим социалистическим государствам. Если эти рамки размываются, значит и государство быстро теряет своё социалистическое содержание. Именно таким образом перестройка, начинаясь под лозунгами «социализма с человеческим лицом», «возвращения к ленинским принципам», «европейского социализма» и «конвергенции» (слияния капитализма и социализма в одну систему, объединяющую преимущества и отметающую недостатки обеих базовых), быстро вылилась в простую реставрацию капитализма.

И это – не единичный случай. Это – правило. Точно так же погиб «югославский социализм», допускавший частную собственность. Так же проваливается «боливарианский социализм» Чавеса-Мадуро. Даже условный «китайский социализм», при всей жёсткости государственного контроля, предполагающего расстрелы не только бюрократов-коррупционеров, но и неправильных бизнесменов, не в состоянии сладить ни с массовым вывозом капитала, ни с откровенно подрывной деятельностью биржевых игроков, чьё стремление к максимизации прибыли наносит ущерб не только финансовым и экономическим интересам государства, но и его безопасности.

Почему же нельзя совместить в одном флаконе все хорошие черты двух систем и оставить за бортом всё плохие?

По той же причине, по которой невозможно совместить в одной модели качества болида Формулы-1 и представительского лимузина.

Это – две разные системы, ориентированные на решение разных стратегических задач. Задача капиталистического государства – любой ценой создать условия для опережающего роста капитала. Не промышленности, не благосостояния – капитала.

Если для этого надо ликвидировать индейцев, которые «неэффективно» используют занимаемые ими земли, значит за несколько десятилетий исчезают, буквально растворившись во времени и в пространстве, миллионы. Если «неэффективным» является население колоний, значит за пару лет от голода вымирают миллионы ирландцев или индусов; если в рынок «не вписалось» население собственной страны – ничего личного, только бизнес.

Если деньги можно делать из воздуха, при помощи биржевых спекуляций – капитал отправляется туда, банки прекращают финансировать реальный сектор экономики, национальная промышленность умирает, производство выносится в другие страны, но зато ВВП растёт, а капитал благоденствует. Социальная функция в принципе не имманентна капиталистическому государству. Оно начинает интересоваться социальными проблемами лишь тогда и лишь в той мере, когда они начинают угрожать благополучию капитала и не представляется возможным решить их традиционным силовым путём. В идеале же мир роскошных вилл и мир бидонвилей просто не должны пересекаться, существуя в параллельных реальностях.

Соответствующим образом строится и функционирует государственный аппарат. Его задача подавить всё, что мешает росту капитала и максимально поддержать быстро растущий капитал. Ну, а возможности владельцев миллиардных состояний по коррумпированию госслужащих позволяют легко поправить законы в тех случаях, когда соответствующие нормы нецелесообразно прямо в них прописывать.

Настоящего социализма в СССР никогда не было

Отсюда и теория государства – «ночного сторожа», которому общество выделяет на содержание ровно столько, сколько считает нужным. На деле именно капитал, а не общество решает, сколько, на какие нужды, а главное из каких источников выделить государству. Поэтому все наиболее успешные (с капиталистической точки зрения) финансово экономические решения («тетчеризм», «рейганомика») вели к снижению налоговой нагрузки на капитал и к её увеличению на наёмных работников. А государство – «ночной сторож» не стремится вмешиваться в частную жизнь своих граждан, следить за их нравственностью, воспитывать вкус и т.д. до тех пор, пока это не несёт угрозу интересам капитала.

В общем, у государства – «ночного сторожа» меньше задач и меньше функций, чем у социалистического государства. Фактически его основной функцией является охрана существующего положения вещей от внешних и внутренних посягательств.

В свою очередь, социалистическое государство должно обеспечить гражданам не просто справедливое распределение доходов, но целый комплекс социальных услуг. Для этого ему необходимо значительно больше ресурсов, чем государству капиталистическому. Поэтому, зарплаты в СССР были ниже, чем на Западе, но практически вся социальная сфера (платная на Западе) финансировалась государством.

Но, для выполнения своих функций по созданию и развитию инфраструктуры, промышленных предприятий, постоянному повышению общего уровня жизни населения, социалистическому государству необходим полный контроль над производством. Вы не можете купить автозавод и выпускать «Мерседесы» не потому, что «Мерседес» – плохой автомобиль. Просто вначале необходимо всех обеспечить «Жигулями».

С точки зрения социалистического государства, обновление модельного ряда тех же автомобилей раз в два-три года – недопустимое разбазаривание ресурсов. «Жигули»-классика до сих пор нормально возят своих владельцев во всех регионах и климатических зонах не только России, но и бывшего СССР. И довозят куда надо. «Мерседес» значительно комфортабельнее, но обеспечить всех «Жигулями» проще.

А какой смысл ежегодно выдумывать новый дизайн мужских костюмов или женских платьев, если они могут носиться по два-три, а то и пять лет? С точки зрения социалистического государства, выбрасывать хорошую одежду только потому, что она вышла из моды – неэкономично. В конце концов, логика подсказывает, что, чем дольше служит вещь, тем она лучше, а сэкономленные ресурсы, как государственные, так и личные, можно пустить на что-то полезное.

Если в таких условиях, рядом с государственными предприятиями будет работать частник (капиталист) он легко выиграет у них конкуренцию просто за счёт того, что будет чаще обновлять ассортимент, пусть и в ущерб качеству. Всё равно, ведь никто не предъявит вам претензию за то, что проданный вами автомобиль сломался через пять лет, если ваш клиент настроен менять машину каждые два-три года.

При наличии неограниченной возможности развития частного бизнеса, параллельно государственным предприятиям, госсектор очень быстро будет вытеснен из целого ряда отраслей (торговля, лёгкая, пищевая промышленность и т.д.). Сторонники «модернизированного социализма» говорят, что ничего страшного. Капиталист будет работать в тех отраслях, в которых он сильнее, а социалистическое государство будет заниматься тем, что у него лучше получается – оборонкой, тяжёлой промышленностью, поиском и добычей полезных ископаемых.

Это, однако, нереально. Собственно об этом ещё Ленин писал, предупреждая, что любая мелкая частная собственность ежедневно, ежечасно порождает крупную. Родовой особенностью капитализма является стремление к наращиванию объёма капитала. Если Ваш бизнес не развивается, не растёт, значит он умирает.

На наших глазах постсоветский бизнес, начав с ларьков, закусочных и полукустарных мастерских, в считанные годы захватил командные высоты в экономике. Законодательно государство ограничить бизнес не сможет. Он будет проникать в интересующие его сферы деятельности либо при помощи лоббирования – убеждая общество и государство при помощи СМИ, что будет более эффективным собственником, либо коррумпируя чиновников и депутатов. Если же преграда окажется непреодолимой, он начнёт борьбу с государством. Экспансия – образ жизни капитала. Не освоив свою страну, он не может двигаться дальше и проигрывает иностранным конкурентам. Поэтому капитал всегда будет в первую очередь бороться против государственного сектора.

Кроме того, в одном из своих многочисленных определений коммунизма Ленин утверждал, что это – учёт и контроль. Несомненно, одним из основных конкурентных преимуществ социалистического государства является его способность к быстрой мобилизации огромных ресурсов и неограниченному манёвру ими. На первом месте здесь стоит возможность манёвра именно трудовыми ресурсами. Великие стройки коммунизма стали возможны в первую очередь потому, что СССР оказался способен в кратчайшие сроки снабдить их необходимым количеством рабочих рук и соответствующих специалистов. При этом затраты оказались значительно ниже, а темпы создания новой инфраструктуры значительно выше, чем при капитализме.

Почему? Потому что, капиталистическое государство может построить и Комсомольск на Амуре, и БАМ, и любую из советских «строек века» повторить. Но, для начала, ему надо будет создать там приемлемые условия для жизни, отдыха и развлечений, а затем заманить нужное количество рабочих и специалистов более высокой зарплатой. Поскольку же они приедут с семьями, надо обеспечить рабочие места для их жён, школы и дошкольные учреждения для детей.

Социалистическое государство в 70-е на БАМ отправляло людей так же, как в 30-е на строительство «города-сада». Вначале в тайгу в палатку. Потом построите себе бараки, а лет через несколько начнёт появляться благоустроенное жильё, за ним социальные учреждения и т.д. Для того, чтобы иметь возможность так распоряжаться трудовыми ресурсами, необходимо полностью контролировать все рабочие места. Если вы можете найти альтернативную работу вне государственного сектора, вам крайне трудно сделать предложение от которого вы не сможете отказаться.

Таким образом, сосуществование социалистического и капиталистического секторов в экономике одного и того же государства ведёт к быстрому уничтожению социалистического сектора. Капиталист будет демпинговать, переманивать к себе лучшие кадры, коррумпировать власть, но он будет уничтожать конкурента. Любой капитал стремится к монопольному положению, позволяющему извлекать максимальную прибыль.

Настоящего социализма в СССР никогда не было

По мере роста капиталистического сектора, социалистическое государство будет терять ресурсы (материальные и человеческие), позволяющие ему выполнять свою основную социальную функцию. Это мы тоже видели в конце перестройки и в лихие 90-е, когда Конституция ещё обязывала государство обеспечивать социальную защищённость не меньше, чем в СССР, но государство уже не имело ресурсов для её выполнения.

Идём далее. В СССР не случайно ограничивали размеры дач, приусадебных участков и занимались мелочной вроде бы регламентацией личного потребления. Как мы определили выше, социалистическое государство должно обеспечивать справедливое (максимально близкое к равному) распределение дохода. Но ведь всегда и везде есть люди, которые предпочитают свои доходы увеличить (в том числе нелегальным путём), а с государством не делиться.

Как ловить разного рода спекулянтов, цеховиков и прочих граждан, не разделяющих идеалы социализма? На них ведь не написано, что они уже выпали из системы государственного контроля и больше не зависят материально от рабочего места, предоставляемого государством. Нам сегодня может показаться, что суровая борьба СССР с нарушениями социалистической законности в экономической сфере – причуда. Но это не так. Ведь речь идёт о создании зачатков параллельной экономики, причём капиталистической. Если с ней не бороться, она будет расти и разрушит и социалистическую экономику и само государство (в 80-е так и произошло).

В СССР было понятие «нетрудовые доходы». Получение нетрудовых доходов влекло за собой уголовное наказание. Но, если можно строить какие угодно дома и владеть какими угодно участками земли, то как определить – построена дача на нетрудовые доходы или просто владелец её – выдающийся мастер и собственными руками возвёл себе трёхэтажный дворец? Ограничение, нормирование и унификация размеров потребления облегчало работу по борьбе с хозяйственными преступлениями. Слишком большой дом или слишком дорогой автомобиль были маркером для соответствующих органов, которые могли задать вопрос: «На какие деньги всё это куплено?». И в отличие от современного капиталистического государства, не прокурор должен был доказывать, что деньги краденные, а владелец дачи должен был доказать, что честно всё заработал.

Вторая функция унификации – демонстрация статуса. В СССР шахтёр или высококвалифицированный рабочий зарабатывал больше, чем рядовой член ЦК. Но уровень жизни руководителей даже районного звена был всё же выше, чем у простых передовиков производства. Обеспечивалось это за счёт разного рода льгот, в том числе и в вопросе быстрого получения более просторного и качественного жилья в домах с улучшенной планировкой. И это тоже естественно. Ведь, если все равны и простой рабочий может обеспечить себе уровень жизни крупного чиновника, то, как обеспечить отбор на государственную службу квалифицированных специалистов? Ведь для этого и учиться надо куда дольше. И какими-никакими талантами обладать. И ответственность тем выше, чем выше должность, и рабочий день ненормированный, и выходные не гарантированы. А на заводе смену отстоял – свободен.

Если просто много платить чиновнику, надо обеспечить ему возможность эти деньги потратить. Но ему не надо десять «Жигулей», двадцать холодильников «Днепр» или «Минск» и сто магнитофонов «Маяк» или «Юпитер». Ему понадобятся более дорогие, но и более качественные товары. Своя промышленность не производит – надо закупать за границей. Если такие товары появятся в свободной продаже, то их будут покупать не только чиновники и понадобится их всё больше и больше. Собственные предприятия будут терять рынок. Бюджет недополучит доходы и социальная функция государства опять окажется под угрозой. Если же дефицитные товары распределять среди тех, кому положено, то зачем же им платить больше, если государство и так распределяет, выделяя, кому положено и что положено?

Наконец, наличие многоукладности в экономике предполагает и многопартийность. Каждый уклад должен быть обеспечен политическим представительством, иначе задействованные в него граждане оказываются поражёнными в правах. Да и без политического представительства невозможно согласовывать государственную политику, выстраивать её таким образом, чтобы она не наносила ущерб никакой крупной социальной группе, провоцируя её на борьбу с государством.

Но как можно в государстве, в котором социализм является официальной идеологией (ведь именно закрепления государственного статуса идеологии требуют сейчас от российской власти идеологически озабоченные граждане), допускать существование буржуазных (или просто несоциалистических) партий? А если они на выборах к власти придут? Какое общество они будут строить? И как это будет соотноситься с государственным характером социалистической идеологии?

Настоящего социализма в СССР никогда не было

Мы видели как. После отмены 6-й статьи Конституции, закреплявшей монополию КПСС на власть, СССР рухнул в течение неполных двух лет. И это логично – в идеологическом государстве партия является становым хребтом системы. Если оспаривается монополия партии на власть, то оспаривается и государственный характер идеологии (у другой партии и идеология другая). Следовательно, однопартийность (или квази многопартийность, когда все партии – близнецы-братья, причём одна из них – главная) – неизбежная особенность социалистического государства.

Подведём итог. Попытка внедрения социализма в виде государственной идеологии потребует:

1. Ликвидации вначале крупных, а затем и всех частных предприятий.

2. Установления государственной монополии на экономическую активность.

3. Установления государственной монополии на внешнюю торговлю.

4. Отсутствия легальной возможности найти работу за пределами государственного сектора (государство – единственный работодатель).

5. Унификации и нормирования распределения благ (престижных товаров, качественных услуг и т.д.) под государственным контролем.

6. Введения однопартийности и идеологического контроля правящей партии над обществом.

Эти меры могут осуществляться в более или менее жёстком виде, но они обязательны, поскольку без их внедрения социалистическое государство, во-первых, не сможет выполнять те функции социальной защиты и справедливого распределения, которых от него ждёт общество. А, во-вторых, быстро вновь переродится в капиталистическое.

Я очень сильно сомневаюсь, что большинство граждан РФ сегодня готово отказаться от привычного уровня и стиля жизни, ради возвращения в общество социальной справедливости.

Ещё раз повторю. Население хочет советской стабильности и предсказуемости. Но оно хочет, чтобы всё это было обеспечено в новых условиях, без фактического демонтажа капиталистического государства. А это невозможно.

Ещё одним свидетельством правильности моей оценки истинных стремлений населения и истинного характера его социальных запросов, является тот факт, что ни одна из существующих в России коммунистических и социалистических партий, кроме, возможно совершенно маргинальных, не имеющих ни одного шанса стать серьёзной политической силой, не выступает с настоящих коммунистических ленинских революционных позиций. Системные и большинство несистемных марксистов предпочитают заседать в буржуазном парламенте. То есть, с позиции Маркса-Ленина-Сталина являются оппортунистами, встроившимися в буржуазную политическую систему, и их в этом поддерживает избиратель.

Между тем, сегодня вряд ли у кого-то могут возникнуть сомнения в том, что (в отличие от самих коммунистов, неоднократно и не только в СССР допускавших мирную реставрацию капитализма) смена буржуазного строя на социалистический без революции невозможна. Уровень насилия может быть высоким или низким, но революционный характер изменений неизбежен. Ведь необходимо изменить конституционные основы существующей государственности, признающей «священное право частной собственности», на новые, согласно которым частная собственность на средства производства недопустима в принципе, а остальное имущество (включая недвижимость) определяется как «личная собственность», что предполагает запрет на её использование с целью наживы, то есть создания капитала.

Настоящего социализма в СССР никогда не было

Итак, революционного авангарда, каковым должна быть истинно коммунистическая партия, нет. Низы очень даже хотят жить по-старому, только, как это было во все времена, во всех странах и при всех властях, желали бы дополнительных бонусов в виде советской системы социальных гарантий.

Верхи не просто могут управлять по-старому, но только вошли во вкус и управляют весьма эффективно. Революционной ситуации нет, и не предвидится. Революционной партии нет, и не предвидится. Стихийный «народный коммунизм» – обычное явление для любой эпохи. Он всегда существует, всегда утопичен и никогда ни на что не влиял.

Следовательно, реставрация государства, в котором социализм (коммунизм) являлся бы официальной «единственно верной» идеологией в обозримом будущем (как минимум, до конца разворачивающегося глобального системного кризиса) невозможно. А какие идеологии будут актуальны в посткризисном мире, неизвестно. Некоторые предполагают, что человечество может и вовсе к просвещённому феодализму вернуться (или к какой-то новой форме сословного общества).

Единственная проблема, связанная с идеологизированными группами акцентуированных личностей заключается в их попытках использовать Донбасс, как полигон для обкатки своих социальных конструкций, с целью их последующего перенесения в Россию. Результаты негативны и для Донбасса, и для России, и для самих «идеологов». Впрочем, по мере наведения хотя бы первичного порядка в ДНР/ЛНР, их («идеологов») влияние на жизнь республик падает.

Это относится не только к коммунистам, но и к националистам, и к монархистам, чьи идеи и причины их нереализуемости мы рассмотрим в следующем материале.

Ростислав Ищенко, обозреватель МИА «Россия сегодня»

Источник

 

 

От редакции РуАНа

Статья очень хорошая, автор в ней написал всё правильно, во всяком случае, в полном соответствии с укоренёнными у нас догмами: социализм, капитализм, революционная ситуация и прочим. Однако автор НЕ сказал самого главного: все его построения могли бы быть правильными, если бы мы жили в естественных условиях, если бы на жизнь нашего социума не оказывала многовековое влияние паразитическая система, установленная на планете враждебной цивилизацией несколько тысяч лет назад. Поэтому даже эти его, с виду логичные, построения являются чисто теоретическими и ни в коей мере не соответствуют нашей реальности.

Заблуждается автор случайно или намеренно, определить пока трудно. Возможно, он все предыдущие годы был в отпуске и ничего не читал о паразитах. Возможны и другие объяснения таким заблуждениям, но в любом случае, эта статья уводит читателя далеко в сторону от реальности, которую нужно хорошо знать, и с которой нам всем придётся бороться!

Демократия со всем её атрибутами как раз и была навязана нам паразитами, чтобы распылить ответственность и иметь возможность руками послушных парламентов делать всё, что им угодно. Регулярно сменяемый руководитель страны тоже является фактически «оловянным солдатиком», которому просто некогда заботиться о необходимом социальном обеспечении населения. Всё это было внедрено у нас паразитами намеренно, чтобы не дать даже возможности понять происходящее и организовать сопротивление паразитизму.

Первым и пока единственным человеком, кто громко и открыто разоблачил паразитизм на Земле, был русский учёный, академик нескольких академий, Николай Викторович Левашов. Он впервые объяснил, кто такие «социальные паразиты», когда, с какой целью и каким образом они смогли оккупировать нашу планету. Он был единственным учёным, кто всем рассказал о слабых местах оккупантов и их помощников и научил, как можно с ними эффективно бороться.

Что касается социализма, то Николай Левашов первым сказал, что наш «социализм» – это государственный капитализм, плюс рабовладельческий строй! И это было обусловлено не неправильным пониманием догмы, а навязыванием такого положения вещей паразитами. Цель их существования – паразитирование на всём окружающем социуме. Поэтому они везде покупают «верхи» и с их помощью какое-то время нещадно паразитируют на «низах»…

Что касается политической системы страны, то это, безусловно, должно быть единоначалие! Но обязательно с полной личной ответственностью за всё содеянное. Только в этом случае страна имеет надежду освободиться от паразитов и планомерно развиваться естественным образом…

 

 

В СССР был государственный капитализм плюс рабовладельческий строй

 

 

Этапы строительства социализма в СССР

 

 

Более подробную и разнообразную информацию о событиях, происходящих в России, на Украине и в других странах нашей прекрасной планеты, можно получить на Интернет-Конференциях, постоянно проводящихся на сайте «Ключи познания». Все Конференции – открытые и совершенно безплатные. Приглашаем всех просыпающихся и интересующихся…

 

Поделиться: