Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

Особый путь России: почему президент из Японии в Минск летел через Братск

1 июля 2019
1 984

Наводнение в Иркутске: почему президент из Японии в Минск летел через Братск

По дороге из японской Осаки, где закончился саммит "Большой двадцатки", в Минск, на церемонию закрытия Европейских игр, Владимир Путин сделал остановку в Иркутской области, где продолжается борьба с паводком и его последствиями. В регионе высадился целый федеральный десант, включая первого вице-премьера Антона Силуанова, министра по чрезвычайным ситуациям Евгения Зиничева и министра труда и социальной защиты Максима Топилина.

В ночь на воскресенье президент провел в Братске совещание по принимаемым мерам в зоне стихийного бедствия.

Уже вчера начались компенсационные выплаты пострадавшим. На эти цели властями страны направлен почти миллиард рублей. Семьи погибших (на момент подготовки материала известно о пяти) получат по миллиону, пострадавшие – от 200 до 400 тысяч рублей. Компенсация за утраченное имущество – 50-100 тысяч рублей.

Правительство работает над обеспечением своевременности выплат в зоне катаклизма регулярных пособий, включая пенсии, в том числе в ситуациях утраты пострадавшими документов.

Паводок в Иркутской области
Росгвардейцы в зоне паводка в Иркутской области спасли тонущего ребенка

Путин также отдал распоряжение МВД и ФАС взять под контроль ситуацию с ценами на товары первой необходимости. Мера крайне актуальная, учитывая жалобы жителей подтопленного города Тулуна, что цену на хлеб в их населенном пункте местами взвинтили до 100 рублей за батон.

Кроме того, президент поручил отправить детей из районов бедствия в летние лагеря, в том числе в другие регионы. Минпросвещения подтвердило готовность решить эту задачу.

Еще одно важнейшее – и сложнейшее – направление работы для властей– восстановление жилья и разрушенной паводком инфраструктуры, чтобы осенние холода люди не встретили в палатках. Как сказал Путин, "Здесь лето очень короткое, зима наступает быстро, вода не сошла. Когда строить будем?"

Можно еще долго продолжать рассказ о принятых решениях и о реализуемых мерах в борьбе со стихийным бедствием.

Мы привыкли воспринимать всю эту работу как само собой разумеющееся. Российское общество скорее склонно раздражаться по поводу недостаточной оперативности государства в подобных ситуациях или проблем, порождаемых нерасторопностью бюрократического аппарата. Неслучайно особое внимание акцентируется на вопросе максимально срочного восстановления утраченных документов. В прошлом этом неоднократно вызывало жалобы граждан и неприятные разбирательства.

Между тем привычность происходящего препятствует осознанию многими нашими согражданами, что российские реалии в данном вопросе куда как далеки от нормальных, если под нормой понимать "среднюю температуру по больнице".

Зона подтопления на территории Иркутской области. 29 июня 2019
Иркутская область получила 662 миллиона рублей на помощь пострадавшим

В целом у общества есть понимание, что в России выстроена весьма эффективная система реагирования на чрезвычайные ситуации. Наблюдение за "цивилизованным миром" сняло за последнюю пару десятилетий розовые очки с россиян по поводу того, насколько образцово-показательно все происходит там.

Ураган "Катрина" и хаос, в который он вверг отдельные районы США и в борьбе с которым американская государственная система продемонстрировала вопиющую беспомощность, стал, пожалуй, самым ярким, но далеко не единственным уроком такого рода. Каждый год приносит все новые примеры. В прошлом году были страшные пожары в Калифорнии и Греции, наводнение в Японии с десятками и сотнями жертв, и реакция тамошних властей зачастую выглядит весьма бледно на фоне работы их российских коллег.

Но дело не только в этом.

Действительно, современное государство отвечает, в частности, и за борьбу с катастрофами, включая спасение пострадавших и удовлетворение их основных жизненных нужд. Однако в России делается куда больше.

Огромное число людей не осознают, что выплата государством компенсаций, в том числе семьям погибших и за потерянное имущество, отправка детей на отдых, принципиальное решение жилищных проблем пострадавших выходят далеко за рамки ответственности, которую берет на себя государство даже в самых богатых и развитых странах.

Спасти, обеспечить безопасность и базовые потребности в самый сложный период – да, а дальше – это зона личной ответственности конкретного человека.

 

Собственно, именно поэтому на Западе привычно страхование всего, чего только можно, в первую очередь жилья, даже безо всякого принуждения со стороны государства. Просто люди там точно знают, что, если с их недвижимостью и имуществом что-то случится (пожар, наводнение, взрыв бытового газа, теракт и так далее), им никто ничего не будет должен. Кроме страховщиков, если заключен соответствующий договор.

Российское же общество и государство которое десятилетие продолжают мучительное выяснение отношений по вопросам полномочий и ответственности, взаимных прав и обязательств, степени автономности граждан и уровня опеки государства над ними. И по-прежнему весьма сильны настроения, требующие от государства для граждан побольше прав и поменьше обязанностей. Достаточно вспомнить, какое сопротивление в свое время вызвало обязательное страхования автомобилистов.

Страшно представить, какое негодование повлечет аналогичная инициатива в сфере недвижимости, если таковая возникнет. Причем можно не сомневаться, что главными ее противниками станут люди, ныне громче всех возмущающиеся усилением роли и вмешательства государства в жизнь граждан. И одновременно обличающие недопустимую медлительность этого же самого государства в решении проблем пострадавших в стихийных бедствиях и прочих форс-мажорах.

Поделиться: