Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

Владимир Путин провёл совещание по предотвращению паводков и пожаров в регионах России

28 апреля 2020
310

Владимир Путин в режиме видеоконференции провёл совещание о мерах по предотвращению и ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций природного характера в субъектах Российской Федерации.

В.Путин: Уважаемые коллеги, добрый день!

Мы с вами прекрасно понимаем, видим, что сейчас все усилия прежде всего сосредоточены на борьбе с распространением коронавирусной инфекции. Но это не должно ослаблять нашего внимания к другим потенциальным угрозам для жизни и безопасности людей. Тем более, мы с вами это тоже знаем, наступил весенне‑летний период, а значит, объективно возрастают риски сезонных природных бедствий – пожаров и паводков, особенно на территории Дальневосточного и Сибирского федеральных округов. Здесь в ряде регионов уже достаточно сложная обстановка, и сегодня мы поговорим об этом подробнее, обсудим конкретные решения, которые необходимо принять сейчас.

В целом в каждом субъекте Федерации должна быть обеспечена стопроцентная готовность среагировать на любое ЧП, на любое развитие событий, а все необходимые для этого ресурсы полностью должны быть отмобилизованы.

Поэтому прежде всего прошу вас доложить оперативную информацию по текущему положению дел в целом, дать прогноз, в каких регионах обстановка по пожарам и паводкам может осложниться и в этой связи какие упреждающие меры принимаются, что уже сделано и что планируется сделать для повышения защищённости населённых пунктов, ключевых объектов жизнеобеспечения и инфраструктуры.

Отдельно прошу остановиться на работе МЧС и регионов по своевременному информированию граждан, в целом по обеспечению их безопасности.

Обозначаю этот вопрос как особый. Сейчас многие люди находятся дома на самоизоляции или на карантине, их возможности для передвижения объективно ограничены. В специальном режиме работают больницы, детские дома, дома престарелых.

С учётом этой экстраординарной ситуации нужно уточнить все планы по предупреждению граждан об угрозах, по организации эвакуации и временного размещения в случаях, если это потребуется, по оказанию медицинской и другой помощи.

Повторю: все эти вопросы надо отработать до мельчайших деталей, в том числе чтобы чрезвычайные ситуации природного характера не спровоцировали локальных вспышек и очагов коронавирусной инфекции.

И конечно, под особый контроль следует брать все случаи, когда семьи, граждане потеряли имущество, жильё, остались без самого необходимого. Финансовая и материальная поддержка, выплаты и компенсации должны осуществляться незамедлительно. Понимаю проблемы, с которыми сейчас сталкиваются региональные бюджеты, но помощь пострадавшим гражданам, обеспечение безопасности людей – это приоритетная задача. Также своевременно, без волокиты должны подключаться, реагировать и федеральные ведомства.

Прошу коллег из регионов подробно остановиться сегодня на том, как строится такое взаимодействие между регионами и Федерацией, в том числе сохраняются ли так называемые долги и неисполненные обязательства со стороны федерального бюджета по реализации ранее принятых решений, мер, направленных на ликвидацию последствий чрезвычайных ситуаций и их предотвращение.

Что ещё считаю важным отметить? Знаю, что наши спасатели работают профессионально, мужественно, если нужно – смело, готовы выполнить свой долг в любых условиях. Если нужно, пойдут на риск ради других. Но сейчас они сами также обязаны строго соблюдать профилактические меры.

Поручаю уделить особое внимание обеспечению максимальной безопасности сотрудников МЧС, работников всех ведомств и служб, волонтёров, которые участвуют в борьбе со стихийными бедствиями.

Давайте начнём работу. Слово Министру [по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий] Зиничеву Евгению Николаевичу.

Е.Зиничев: Владимир Владимирович, действительно, все наши ежегодные весенние риски проходят на фоне неблагоприятной эпидемиологической обстановки. К сожалению, мероприятия, направленные на ограничение распространения инфекции, не ограничивают ни распространение пожаров, ни подъём воды в реках.

Что касается паводков, начало процесса в этом году наступило раньше обычного, в большей части России на 10–15 дней раньше, поэтому паводковые события уже завершились в 44 субъектах Российской Федерации. В тридцати четырёх они продолжаются, в семи ещё не начались, но это районы Крайнего Севера.

В целом всё проходит без серьёзных проблем. Но вместе с тем за время прохождения паводка было у нас подтоплено с начала года: 31 населённый пункт – на сегодняшний день их остаётся четырнадцать; восемь жилых домов – сегодня их три; 358 приусадебных участков – на сегодняшний день 69; 82 низководных моста – сегодня их 30 осталось; а также 33 участка дорог – на сегодняшний день четырнадцать.

Состояние объектов транспортной инфраструктуры сейчас уточняется, вопросы жизнеобеспечения граждан организованы.

За время прохождения паводка МЧС и силами территориальных подсистем РСЧС были проведены следующие превентивные мероприятия: проведены были взрывные работы – использовалось порядка 15 тонн взрывчатого вещества; проведена распиловка льда – 234 километра; проведено береговое укрепление – 617 километров; проведены ледокольные работы – 654 километра, но это на Северной Двине.

В.Путин: Чернение?

Е.Зиничев: Чернение льда на площади 12 квадратных километров, и расчищено 79 русел рек.

Сейчас в зоне нашего внимания находятся два субъекта, это Тюменская область и Республика Саха (Якутия).

В Тюменской области сейчас на реке Ишим продолжается подъём воды в связи с интенсивным таянием снегозапасов и переполнением водохранилищ на территории Республики Казахстан.

На особом контроле находится обстановка на реке Лене в Республике Саха (Якутия), где почти ежегодно в результате прохождения ледохода отмечается рекордно высокий подъём уровня воды – до 10 метров.

Мы считаем, что голова ледохода подойдет к Ленску где‑то в начале мая. Нами построены модели развития обстановки, в том числе и с наихудшими сценариями. Заранее проведены подготовительные работы по возведению водозащитных дамб и выполнение всего комплекса превентивных мероприятий, и всё это должно обеспечить высокую безопасность объектов экономики и инфраструктуры.

До конца паводкоопасного периода на контроле находится прохождение ледохода на реках Амур, Лена, Енисей, Обь и их основных притоках. Вместе с органами власти субъектов сделаем всё, чтобы тяжёлые последствия не наступили. Это то, что касается паводков.

Что касается пожарной обстановки, всего с начала года на территории Российской Федерации произошло 154 тысячи пожаров, в том числе 3488 природных, на общей площади более 475 тысяч гектаров. Более 86 процентов пройденных огнём площадей приходятся на Дальневосточный федеральный округ. На Сибирский и Уральский федеральные округа соответственно 12,5 и 0,7 процента, что, конечно же, тоже немало.

В этом году, как и в прошлом, пожароопасный сезон начался раньше, и это уже некий тренд. В прошлом году в Приморье это было 4 января – первый природный пожар, в этом году в Карачаево‑Черкесии – 8 января. И мы понимаем, что скорее всего эти события будут сдвигаться.

В настоящее время критическая ситуация с пожарами сложилась в Сибири и на Дальнем Востоке. По состоянию на 27 апреля в Красноярском крае площадь, пройденная огнём, уже в 10 раз превысила аналогичные показатели прошлого года: если в прошлом году на 27 апреля было две тысячи гектаров, то в этом году – 20 тысяч гектаров. В Забайкальском крае [рост] в три раза: была площадь 72 тысячи гектаров, сейчас 200 тысяч гектаров. В Амурской области количество очагов возросло в полтора раза.

Хотелось бы отметить, что значительное число природных пожаров регистрируется в зоне экономической деятельности человека, и основной причиной являются, конечно же, несанкционируемые и неконтролируемые сельхозпалы.

Владимир Владимирович, малоснежная зима, аномальная зима, и недостаточная увлажнённость почвы – это факторы, которые создают условия перехода ландшафтных пожаров на населённые пункты. С 23 апреля в результате установившейся аномально жаркой погоды, сильного ветра в ряде субъектов Сибирского федерального округа – и в результате ветра, и неконтролируемых палов сухой растительности серьёзно осложнилась пожарная обстановка в ряде населённых пунктов.

В Кемеровской области произошел переход огня на четыре населённых пункта. Огнём уничтожены 64 постройки, в том числе 24 [жилых] и восемь нежилых домов, 31 хозпостройка. В Новосибирской области в двух населённых пунктах произошёл пожар, уничтожено 76 построек, в том числе три жилых дома, один фельдшерско‑акушерский пункт.

Всего с начала года на территории Российской Федерации огнём уничтожено 216 строений. Нам пришлось применять авиационную технику, в том числе совершено 264 слива. Но нужно учесть, что работали в условиях достаточно сложных, потому что большая часть водоёмов ещё находится подо льдом.

В настоящее время особый противопожарный режим введён в 51 субъекте Российской Федерации, установлены дополнительные требования к пожарной безопасности с запретом на посещение гражданами лесов, разведение костров и сжигание мусора.

В результате сложившейся практики бесконтрольного проведения отжига сухой растительности, а также угрозы возникновения пожаров в лесных массивах в МЧС России на особом контроле находятся восемь тысяч населённых пунктов, полторы тысячи детских оздоровительных лагерей, три с половиной тысячи садовых товариществ и две тысячи объектов экономики.

С начала года МЧС России совместно с органами исполнительной власти субъектов проводится комплекс превентивных мероприятий по защите населённых пунктов от природных пожаров: это, как правило, профилактические меры.

Надзорными органами МЧС России проведено почти 18 тысяч межведомственных рейдов. Кроме того, пожарными расчётами осуществлено 40 тысяч выездов на сообщения о горении сухой травы. В ходе проведённых мероприятий зарегистрировано свыше 33 тысяч неконтролируемых палов. За нарушение требований пожарной безопасности к административной ответственности привлечено более двенадцати с половиной тысяч граждан, 167 юридических лиц, полторы тысячи должностных лиц, 366 органов местного самоуправления.

Владимир Владимирович, складывающаяся ситуация в очередной раз свидетельствует о том, что невозможно бороться с пожарами исключительно мерами профилактического характера, [необходимо] добиться неукоснительного и строгого соблюдений требований пожарной безопасности как гражданами, так и организациями.

Мы провели анализ: в настоящее время в зарубежных странах законодательная практика направлена на ужесточение ответственности за такого рода правонарушения. Мы проанализировали: в Германии, например, за несанкционированное разведение костра можно лишиться свободы [на срок] до одного года, в Белоруссии – до семи лет.

В то же время в Российской Федерации в рамках разработки новой редакции КоАП, Кодекса об административных правонарушениях, даже увеличение размеров штрафов не предусматривается. К уголовной ответственности за неосторожное обращение с огнём, приведшее к распространению пожара с горящей сухой растительности на жилые дома и хозпостройки с причинением крупного ущерба, в последние два года в Российской Федерации было привлечено всего 19 граждан.

Я бы разделил тех, кто поджигает растительность, на три категории. Первая категория людей – это те, кто не осознаёт последствия того, что они делают, это, как правило, дети. Вторая и очень большая часть людей – те, кто осознаёт наступление возможных последствий, но не желает их. И третья категория граждан – это те, кто осознаёт и желаёт наступления таких последствий. В качестве примера можно привести дельту Волги с постоянно горящими тростниками, или поджоги делянок, или мест вырубок, например, в Иркутской области. Это совершенно очевидно, и к этой категории лиц, конечно, должны применяться самые жёсткие меры.

В целом предлагается рассмотреть вопрос о повышении ответственности за нарушение требований пожарной безопасности, повлёкшее значительное распространение огня, материальный ущерб и тем более гибель людей, а также о привлечении к этой работе и МВД, и Росгвардии.

Свои предложения, Владимир Владимирович, мы Вам обязательно доложим.

В.Путин: Ладно, хорошо.

В начале своего доклада Вы упомянули Тюменскую область. Я хочу послушать как раз руководителя Тюменской области, губернатора.

Александр Викторович Моор, пожалуйста.

А.Моор: Добрый день, уважаемый Владимир Владимирович!

Действительно, по прогнозу на 2020 год по Тюменской области мы не ожидаем большого наводнения за исключением реки Ишим, Евгений Николаевич об этом уже сказал. Для нас она всегда в зоне внимания, поскольку уровень воды определяется не только таянием снега на территории Тюменской области, но и тем, что уровень воды определяется уровнем воды в двух водохранилищах – Сергеевском и Петропавловском, которые находятся на территории Республики Казахстан.

Два больших наводнения у нас было в 2016 и 2017 годах. Самая высокая отметка была в 2017 году, Вы помните эту ситуацию. За 2017, 2018, 2019 годы мы построили достаточно большое, необходимое количество гидротехнических сооружений.

На протяжении реки Ишим в зоне затопления находится город Ишим с населением чуть более 60 тысяч человек. В городе Ишим построены дамбы по высоте 12 метров и полностью защищают город. Сегодня по уровню воды на первом гидропосту после Казахстана – село Ильинка – уровень воды 776 миллиметров (в 2017 году он был 835). В самом городе Ишиме уровень 621, притом что, как я сказал, уровень дамб – 12 метров.

В 2017 году, когда был самый большой паводок, у нас в зоне затопления были 22 населенных пункта с численностью проживающих 726 человек. Тогда ущерб был 735 миллионов, все обязательства по возмещению ущерба перед жителями Тюменской области были выполнены своевременно.

Сегодня в случае повторения уровня 2017 года под затопление могут попасть всего 40 домов. При этом текущие уровни и темпы увеличения уровня воды – уже темп начинает сбавляться, думаю, что мы до уровня 2017 года не дойдем. Тем более что по наполнению Сергеевского и Петропавловского водохранилищ – в Петропавловском уровень стабилизировался, в Сергеевском уже падает. Это означает, что большого перелива и сброса воды не будет, надеюсь, и, соответственно, поднятия уровня воды в реке Ишим быть не должно.

Мы 10 апреля с Евгением Николаевичем совещание в Тюмени проводили, все вопросы проговорили, взаимодействие с МЧС есть. У нас богатый, к сожалению, негативный опыт 2016, 2017 годов. Но еще раз повторю, что мы построили и продолжаем строить еще 12 гидротехнических сооружений, для того чтобы на будущее защитить все населенные пункты, которые находятся в пойме реки Ишим и могут быть подвергнуты затоплению в случае, даже если уровень воды превысит уровень 2017 года.

Спасибо. Доклад окончен. Готов ответить на вопросы.

В.Путин: Хорошо. Спасибо большое.

Пожалуйста, Осипов Александр Михайлович, Забайкальский край

А.Осипов: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Прежде чем перейду к пожарам и паводкам, хотел поблагодарить Вас за внимание к вопросам края, за оказываемые нам всесторонние, разносторонние меры поддержки. Владимир Владимирович, благодаря Вашим решениям в 2018, 2019 годах, поддержке и помощи Правительства, работе Юрия Петровича Трутнева, у нас в 2019 году и за I квартал 2020 года по абсолютному большинству экономических и социальных показателей тенденция была положительной впервые за целый ряд лет.

Хотелось бы, конечно, отметить, что это стало возможным благодаря слаженной работе Правительства и поддержке нас. При этом основные показатели, которые у нас вышли в плюс, это в том числе и реальный рост доходов населения, заработной платы, рост регионального валового продукта, промышленного производства, розничного оборота торговли, услуг населению и так далее.

Сейчас, конечно, другие вопросы, Владимир Владимирович, стоят на повестке – вирусы и пожары. Но хотелось бы, чтобы эта помощь продолжалась и вопросы социально-экономического развития края обязательно таким же образом обеспечивались.

Перехожу к пожарам. У нас на сегодняшний день действуют 19 пожаров на 20 тысячах гектаров, шесть из них локализованы и будут в ближайшее время потушены. Всего с начала года у нас было более 570 лесных пожаров. Площадь, пройденная огнем, как уже Евгений Николаевич доложил, более 200 тысяч гектаров. 2100 степных пожаров и 1200 техногенных пожаров.

До сих пор мы отстаивали населенные пункты, объекты экономики. 23 апреля произошел техногенных пожар: перехлестнуло десятикиловольтную линию недалеко от дачного товарищества, и сгорело в результате этого восемь дач, три из них – с дачными домиками. До сих пор других у нас потерь не было, несмотря на то, что мы пока, к сожалению, лидировали на территории Российской Федерации по количеству пожаров и пройденной площади.

Есть этому объективные обстоятельства, Владимир Владимирович. В первую очередь они связаны с природными условиями в Забайкальском крае: это бесснежные зимы и бездождевые весны, которые приводят к тому, что пожароопасность намного выше, чем в других регионах. У нас, я напомню сейчас, когда буду переходить к паводкам, что дожди начинаются только в июне-июле, основная часть дождей выпадает в августе и позже, и это приводит к тому, что все сухо, как порох, и горит очень быстро. На территории края одно из уникальных явлений на территории вообще земного шара – сублимация снега: снег исчезает без какого-либо таяния при морозе минус 30–50 градусов, поэтому почву даже не насыщает таким образом.

На это нужны, Владимир Владимирович, соответственно, управленческие ответы. Нами, я не буду перечислять, все меры принимаются, все соответствующие режимы введены. Техника, люди не просто готовы – они, как Вы понимаете, уже два с лишним месяца работают на все сто процентов и даже больше.

Что еще необходимо и можно сделать, как мы считаем. Владимир Владимирович, по Вашему указу, который Вы издали по ликвидации последствий прошлогодних масштабнейших пожаров, произошедших 19–20 апреля, было поручено Правительству и Забайкальскому краю разработать мероприятия по повышению пожарного прикрытия края.

Я напомню, что у нас на сегодняшний день в 900 населенных пунктах размещено 116 пожарных частей. Из-за большого межпоселкового расстояния и большого размера края 42 процента населенных пунктов не охватываются пожарным прикрытием в нормативные сроки, то есть вовремя туда пожарная охрана приехать не может. При этом из-за масштаба и сложности наших пожаров добровольными пожарными дружинами многие пожары просто не потушить.

Под руководством Евгения Николаевича был разработан этот план, он был всеми согласован, неоднократно мы Вам докладывали о том, что мы готовы его реализовать. Но, к сожалению, денег найти на него не удалось, он требует 3,8 миллиарда рублей, и пока (с прошлой осени он готов) не может быть профинансирован. Мы хотели бы попросить Вашей поддержки, чтобы он был профинансирован.

Второе – это выполнение переданных нам лесных полномочий. Здесь несколько вопросов. Благодаря помощи Дмитрия Николаевича Кобылкина, Рослесхоза нами впервые в прошлом году и в начале этого года было закуплено более 130 единиц техники – собственно, они нас в этом году до сих пор и спасали. Но в целом нам требуется более 500 единиц техники. Последняя, кроме этой техники, закупалась в советский период – соответствующие и качество ее работы, и ее готовность.

Поэтому мы просили бы осуществить такую поддержку, помощь. Дмитрий Николаевич нам свои деньги в приоритетном порядке выделяет, но для того чтобы нас таким образом поддержать, ему надо дополнительно выделить финансирование.

Здесь же и вопрос по содержанию лесопожарных формирований. Крепкие бюджетно регионы лесопожарные формирования, хотя это переданные полномочия, содержат, добавляя собственные деньги. На территории Забайкалья в силу бюджетных ограничений мы этого сделать не можем, поэтому финансируем эти пожарные формирования на те деньги, которые нам дают на возмещение пожаров. То есть, что нам дали на возмещение пожаров, мы это в виде зарплат распределили, и таким образом поддержали.

Это приводит к тому, что мы не можем весь год содержать лесопожарные формирования, набираем их только на несколько месяцев. Вы, Владимир Владимирович, прекрасно понимаете, какого качества тогда у нас люди, насколько они готовы к работе на современной технике, насколько слаженны и так далее. Поэтому мы просили бы, чтобы Забайкальскому краю предусматривались деньги на полноценное в течение года содержание костяка лесопожарных формирований.

И третий важный вопрос – это лесные инспекторы. На одного лесного инспектора у нас сейчас приходится более 70 тысяч гектаров. Конечно, обеспечить нормальный контроль, своевременное выявление тех, кто нарушает противопожарный режим, кто себя ненадлежащим образом ведет, очень сложно. Поэтому просили бы тоже усилить эту работу.

Еще два предложения важных. Я полностью присоединяюсь, и мы тоже направляли эти предложения Евгению Николаевичу об усилении ответственности. Это абсолютно правильно, особенно в отношении тех лиц, которые, зная, что огонь – это не инструмент, что он несет вред, ущерб жизни, здоровью и экономике, продолжают им пользоваться.

Второй вопрос, Владимир Владимирович, – какие обстоятельства приводят к тому, что для людей нередко безальтернативен этот вариант? У нас все население Забайкальского края – это сельское население, 700 тысяч человек, которые живут, как правило, в малых населенных пунктах, разбросанных по степи. Эти люди прекрасно знают, что такое весь этот ужас степного пожара, масштабного, с ветром 30 метров в секунду. Поэтому, когда у них нет денег и единственным противопожарным мероприятием является, как им кажется в спокойное время, пустить огонь «от себя», то они идут на то, о чем говорил Евгений Николаевич, на эти степные пожары.

Если бы мы могли помочь им соляркой на механизированную обработку, механизированное удаление растительности на нормальной полосе минерализации вокруг их чабанских стоянок и малых населенных пунктов, я думаю, что мы принципиально смогли бы изменить эту ситуацию, действуя не только методами наказания.

Последнее. Владимир Владимирович, мы здесь сталкиваемся с масштабными пожарами, когда фронт огня достигает нескольких десятков километров, и в этих случаях работают самые разные силы и службы: это и Министерство обороны, МЧС России, краевые пожарные формирования, лесопожарные формирования, муниципалитеты, сельскохозяйственные производители, другие ведомства. Но в тот момент, когда возникает очаг, из-за того, что у нас очень разнесены полномочия, фактически тот, кто является наиболее близким к этому очагу, действовать зачастую не может. Более того, была ситуация в Тынде, когда пожарные формирования МЧС России выехали на тушение лесного пожара, находящегося непосредственного возле Тынды, потом в отношении них возбудили уголовные дела, и даже, насколько я знаю, несколько офицеров посадили за это.

Мы бы хотели попросить, чтобы был все-таки сформирован единый центр ответственности (мы в нем видим, естественно, МЧС России), на котором сконцентрировать полностью все полномочия, все финансирование, все возможности, чтобы мы под их эгидой противопожарную подготовку вели и ликвидировали любые возникающие пожары, чтобы все действовали под их началом.

Теперь перехожу к паводкам, очень коротко. Владимир Владимирович, у нас, напомню, основные паводки идут, начиная с июня и позже. В июле–августе, как правило, очень интенсивно проходят, что вызвало в 2018 году масштабнейшее наводнение. Спасибо Вам за помощь в его ликвидации, в ликвидации последствий.

Тем не менее, у нас очень важным является вопрос гидротехнических сооружений. Там небольшие деньги нам нужны: по всему краю, по всем населенным пунктам надо 260 миллионов, чтобы отремонтировать их. К сожалению, я в очередной раз произнесу эту печальную фразу: в краевом бюджете денег нет. И нам надо на защиту Читы, на строительство двух дамб 1,4 миллиарда рублей, то есть 1,7 миллиарда рублей на два года, чтобы мы полностью закрыли от паводковых явлений основные населенные пункты края.

Спасибо, Владимир Владимирович, за внимание.

Хотел бы еще раз просить, чтобы Вы своим вниманием Забайкальский край не оставляли. Спасибо.

В.Путин: В этой связи хочу предоставить слово Кобылкину Дмитрию Николаевичу, Министру природных ресурсов [и экологии], с просьбой прокомментировать то, что было сказано губернатором.

Д.Кобылкин: Добрый день, уважаемый Владимир Владимирович!

К сожалению, несмотря на все принимаемые меры, количество пожаров меньше не становится. Это, безусловно, связано с несоблюдением режима самоизоляции и, конечно, с потеплением климата.

Мы в этом году наблюдаем аномально жаркую погоду. Сегодня в Красноярске 35 градусов тепла, что для нас очень необычно. Прогнозы Росгидромета и прогнозы иностранных гидрометеорологических станций говорят о том, что в этом году может быть аномально жаркое лето за всю историю, а если не самое аномальное, то, может быть, в пятерку войдет, то есть такой прогноз есть.

В связи с этим хочу вернуться к одному из самых главных вопросов.

Уважаемый Владимир Владимирович, Вы давали нам поручение по увеличению численности лесных инспекторов. На мой взгляд, очень важный показатель, который мы наблюдем не только потому, что мы покупаем технику и следим за ее использованием. Глава Забайкальского края сказал: «100 единиц купили, еще нужно 500». Мы готовы и дальше ее приобретать, и деньги на это есть в национальном проекте «Экология», но мы очень внимательно будем следить за качеством использования этой техники и за тем, как главы субъектов справляются с поставленными перед ними задачами и переданными полномочиями.

У нас есть очень хорошие примеры, положительные примеры в субъектах Российской Федерации, где практически пожары сведены к минимуму, а сельхозпалы просто запрещены, как они запрещены у нас с 2015 года фактически, и их в Российской Федерации быть не должно. Но во многих субъектах они, к сожалению, происходят, и мы это наблюдаем.

У нас нормативная численность, уважаемый Владимир Владимирович, – 40 тысяч инспекторов. Так мы ее определили и утвердили. На сегодняшний день с 2017 года мы уже подросли, конечно, до 24 тысяч, но, тем не менее, этого недостаточно. Не будет инспекторов – безусловно, территория огромная, леса много, следить за ней очень непросто, за такой территорией. К сожалению, не вся она у нас находится под промышленным освоением, это факт.

Владимир Владимирович, много чего можно сказать.

В.Путин: В чем проблема была?

Д.Кобылкин: Проблема в финансировании. У нас в национальном проекте «Экология» таких денег нет. До нормативной численности если увеличить, это порядка 10 миллиардов рублей, это серьезные деньги. Я понимаю, что это непросто, но хотя бы понемножку к 2024 году вытянуть до нормативки. Мы пытались сделать и перекрестные полномочия – невозможно, к сожалению. Это создаст и рабочие места, что немаловажно, в ближайшее время, в таких отдаленных населенных пунктах в том числе.

Владимир Владимирович, если есть такая возможность все-таки дать поручение рассмотреть…

В.Путин: Мероприятия по противопожарному прикрытию края, конечно, нужно осуществлять.

Антон Германович?

А.Силуанов: Добрый день, Владимир Владимирович!

Согласны с тем, что в тех регионах, где наиболее необходимо соблюдать пожарную безопасность, необходимы и дополнительные ресурсы. Собственно, в последнее время так и происходит: мы субвенцию на полномочия по лесным отношениям формируем таким образом, что туда, в те регионы, где пожары наиболее часто встречаются, больше денег идет.

И хочу тоже доложить о том, что мы в последнее время значительно увеличиваем ассигнования на эти цели: Рослесхозу на увеличение численности лесных инспекторов, начиная с 2018 года, по миллиарду выделяется дополнительного финансирования на обеспечение и авиапатрулирования, и лесопатрульной техники, и так далее.

Владимир Владимирович, согласен с тем, что по ряду субъектов, где особые риски пожаров существуют, надо еще раз посмотреть, и мы такое поручение отработаем.

В.Путин: Давайте разберитесь между собой. Я обращаюсь сейчас и к Дмитрию Николаевичу, и к Антону Германовичу. Да, лесные полномочия передаются в регионы. Надо определять – а это Министерство может сделать – где наиболее пожароопасные ситуации складываются, и туда направлять, прежде всего, эти выделяемые дополнительные ресурсы. Поговорим еще об этом чуть позже.

Что касается усиления санкций, наказания, ответственности в отношении тех людей, по вине которых возникают пожары. Конечно, нужно смотреть за реалиями, но сразу хочу сказать свое отношение к этому делу. Вы знаете, что постоянное повышение ответственности далеко не всегда ведет к изменению ситуации по существу. Что касается тех, кто совершает такие правонарушения для того, чтобы прикрыть другие правонарушения, например, незаконную вырубку леса, – здесь сомнений нет, я полностью с этим согласен.

В большинстве других случаев, о чем я Министру МЧС говорил, если это дети либо в быту что-то происходит, нужно, скорее всего (губернатор сейчас сказал об этом тоже), помогать людям, помогать решать стоящие перед ними задачи, хозяйственные задачи, другими способами. Но об этом нужно подумать просто своевременно. Не думаю, что это таких больших денег стоит, надо просто об этом подумать. Подумать и сделать предложения.

Давайте дальше. Пожалуйста, Усс Александр Викторович, Красноярский край.

А.Усс: Спасибо.

Уважаемый Владимир Владимирович, на сегодняшний день паводковая ситуация на территории Красноярского края в принципе находится под контролем и особых опасений не вызывает. Основные проблемные участки на реках, прежде всего, на Енисее, уже пройдены, и все это, в общем-то, прошло без каких-либо серьезных осложнений.

Буквально сегодня началось вскрытие реки Подкаменная Тунгуска и ее притоков с образованием заторов. Но силы территориальной подсистемы находятся в готовности, на месте и взрывники, на месте спасатели, население проинформировано. И у нас есть все основания полагать, что ситуация эта разрешится без каких-либо особых проблем.

Вторую волну паводков мы обычно переживаем в июне, но прогноз также благоприятный, и мы считаем, что все пройдет нормально.

В то же время очень большую озабоченность вызывает обстановка с лесными пожарами. Красноярский край – это один из основных лесных регионов, здесь сосредоточена седьмая часть всего лесофонда Российской Федерации.

Как известно, в прошлом году Красноярск пережил очень масштабные лесные пожары, огнем было пройдем порядка двух миллионов 400 тысяч гектаров. При этом отмечу, Владимир Владимирович, благодаря Вашему личному вмешательству, поручению, которое Вы дали, и помощи федерального центра, согласованной работе ситуация развивалась таким образом, что у нас не пострадал ни один населенный пункт и ни один объект экономики в прошлом году.

Резонансные пожары, которые вызывали высокий уровень задымленности многих населенных пунктов, в том числе и за пределами Красноярского края, в основном (80 процентов) проходили далеко на севере, где, как известно, эффективное тушение пожаров либо затруднено, либо практически невозможно в результате того, что там отсутствуют дороги, а время подлета авиации – 2, 3 и более часа.

В этом сезоне, как об этом сказали Евгений Николаевич и Дмитрий Николаевич, у нас установилась аномально жаркая погода. В эти дни температура в центральных и южных частях Красноярского края достигает +30–35 градусов, и это в апреле в Сибири! Соответственно, лес стоит сухой, трава сухая, растительности нет. Это просто взрывоопасная обстановка.

С начала сезона на территории края зафиксировано 397 лесных пожаров. Площадь уже называлась: 20 тысяч [гектаров] приблизительно. В абсолютном выражении это, конечно, немного, но нас это не успокаивает.

В первый же день с момента обнаружения ликвидировано порядка 94 процентов лесных пожаров. У нас действует сводный план, он отработан и с МЧС, и с Рослесхозом. На тушении лесных пожаров может быть задействовано порядка четырех тысяч человек и порядка двух тысяч техники. Мы разворачиваем добровольные пожарные формирования, патрульно-маневренные группы, внедряем систему раннего обнаружения возгораний с использованием видеокамер в населенных пунктах. Есть соглашение с «Роскосмосом», осуществляем своевременный мониторинг.

Причины возникновения пожаров именно в этот период – я не имею в виду северный вариант, там в основном сухие грозы – здесь они, к сожалению, типичны: это неосторожное обращение с огнем; это может быть элементарно выброшенный окурок из окна автомобиля; это, естественно, неконтролируемый пал.

Я поддерживаю предложение Евгения Николаевича относительно усиления ответственности. Более того, по моему поручению подготовлены предложения о лишении государственной поддержки тех сельхозтоваропроизводителей, которые допускают неконтролируемые поджоги на своих полях. Скажу, что для меня лично как в прошлом агрария это болезненное и противоречивое решение. Объем господдержки у нас большой, порядка пяти миллиардов рублей, и Красноярский край уже на протяжении многих лет является рекордсменом по урожайности во всей Сибири, а в прошлом году мы установили рекорд от Урала до Дальнего Востока. И, естественно, применение таких мер скажется на эффективности работы селян. Но для того, чтобы предотвратить большую беду, я считаю, это нужно применять.

С тем чтобы стабилизировать лесопожарную обстановку и повысить оперативность наращивания сил и средств, 24 апреля на всей территории края мы ввели режим чрезвычайной ситуации. К тушению пожаров уже привлечено более 700 человек, это в разы больше, чем в минувшем году. Задействованы силы федерального резерва, активизирована работа полиции, органов власти всех уровней. В итоге из этого сложного положения пока нам удается выходить с минимальными потерями.

Особое значение при этом имеют подразделения МЧС, которые играют у нас координирующую роль, никакой рассогласованности по этому поводу в крае нет. Они активно реагируют на все сложные ситуации независимо от причин и зон ответственности. Именно за такую установку применительно к своим подчиненным я хочу искренне поблагодарить Министра Евгения Николаевича Зиничева.

И, Владимир Владимирович, коротко позвольте все-таки о проблемах и просьбах. Здесь было сказано о финансировании. Итак, Красноярский край – 15 процентов всего лесного фонда. Пожары регулярно случаются очень серьезные, тем не менее мы получаем три процента – я подчеркиваю: три процента – от общего объема субвенций, действующих во всей Российской Федерации. 15 и 3 – это две большие разницы.

О лесных инспекторах. Владимир Владимирович, действительно, у нас расчетная численность – 640. Коллега Осипов здесь жаловался, что нагрузка у них высокая. Я должен сказать, что нагрузка на лесного инспектора в крае в 10 раз выше, чем у него. Я подчеркиваю: в десять раз выше. Учитывая это обстоятельство, за счет краевого бюджета мы в этом году ввели 100 единиц лесных инспекторов. Но это, конечно, решение несистемное и на долгую перспективу оно работать не может.

И последнее. У нас есть очень специальная тема, я о ней, извините, уже упоминаю в третий раз, – это наши Севера, где в зоне контроля проходят до 80 процентов пожаров.

Летом прошлого года в протоколе совещания, которое проводил Дмитрий Анатольевич Медведев, был зафиксирован пункт: на Севере создать специализированный лесопожарный центр. Это крайне необходимо, учитывая, что там начинают активно работать нефтяники, угольщики. Север – это опорный пункт не только Красноярского края, но и всей России.

К сожалению, федеральное финансирование на создание лесопожарного центра, несмотря на это поручение, не предусмотрено. Деньги значительные, но вполне подъемные: порядка пяти миллиардов рублей. Я попросил бы, Владимир Владимирович, вернуться к решению этого вопроса, коль скоро это может создать реальные предпосылки для работы там не только по территории Красноярского края, Эвенкии, но и по части территории Якутии.

Спасибо.

В.Путин: Спасибо большое.

Пожалуйста, Цивилёв Сергей Евгеньевич, Кузбасс.

С.Цивилёв: Добрый день, уважаемый Владимир Владимирович!

У нас все реки ото льда вскрылись. Благодаря своевременным мероприятиям проблем при вскрытии рек не произошло.

На прошлой неделе в связи с резким подъемом температуры и дождями у нас началась так называемая вторая волна паводка. Пока она контролируемая, рисков здесь не видим, все силы и средства развернуты.

Отдельно хочется поговорить о том, что у нас есть два проекта – это дамба в городе Новокузнецке и дамба в городе Междуреченске, которые требуют выполнения работ. Мы из областного бюджета эти работы выполнить не сможем. Мы обращались уже по поводу строительства этих дамб, рассчитываем на федеральную поддержку.

С точки зрения пожаров. Мы получили в прошлом году хороший опыт: у нас было 54 серьезных возгорания, но мы их быстро потушили, потому что у нас была создана совместно с МЧС система. Мы проанализировали за 10 лет все территории, в каких точках были возгорания, выявили особо опасные зоны и на этих особо опасных зонах сконцентрировали все наши силы и средства. В результате у нас произошло 54 пожара, но мы потеряли всего 500 гектаров леса.

В этом году мы усилили эту работу. Мы уже сделали, включили наше министерство цифровизации: у всех наших глав, у моих заместителей, у меня прямо на телефоне есть программа в онлайне по всем пожароопасным точкам. В ближайшее время вводится туда еще система прогнозирования развития пожаров.

В этом году ввели повышенный режим пожарной готовности с 20 апреля, а с начала апреля у нас режим ЧС по пожарам в двух наших территориях. Но режим ЧС по пожарам был мной введен из-за техногенных пожаров: горят отвалы брошенных много-много лет назад угольных предприятий. По ним отдельная программа у нас идет.

В этом году мы приняли решение приобрести, создали сами устройство на базе «КамАЗа» с самосвалом – устройство по борьбе с пожарами и по обработке улиц от коронавируса. Сами разработали эти устройства, уже первые 10 машин пошли на линию. В этой машине 10 тонн воды, под большим давлением подается. Они показали очень серьезно свою эффективность. К 15 мая будет развернута группировка из 64 таких машин, которые будут рассредоточены по каждой территории под единым управлением. И в случае возникновения пожара по программе МЧС (это за областные деньги сделано) эти машины прибудут в любую точку, каждая, напоминаю, с 10 тоннами воды и с насосом высокого давления. По производительности – мы делали эксперимент – они выше, чем существующие даже самые лучшие пожарные машины.

У нас произошли на прошлой неделе одновременно 23 апреля в трех местах пожары. В двух местах эти пожары были связаны – как сказал губернатор Красноярского края, мы расследование провели – с окурками, брошенными из проходящих машин. На самом крупном пожаре я был сам лично, потому что находился с объездом недалеко, поэтому сам приехал, когда буквально в нескольких минутах от дороги пожар через поле 400 метров перебросился на деревню. Мы обе деревни отстояли, но часть деревни потеряли, в двух местах потеряно у нас 24 дома и 31 постройка. Из жителей никто не пострадал.

Все это прошло буквально в кратчайшие сроки (все это я видел своими глазами), потому что ветер был очень большой и температура 31 градус – все это распространялось со скоростью курьерского поезда.

Мы организовали сейчас работу по оказанию помощи, люди сразу были размещены. Практически все разъехались по родственникам, часть осталась в предоставленных нами общежитиях. Мы начали выплату денежных средств этим людям.

Для части людей – отдельная программа: это социальные работники, многодетные семьи. К примеру, есть один дом, в котором жили супруга – директор школы, ее муж – физрук. Чтобы эти люди не покинули деревню, мы отдельно подобрали им дом, он сейчас находится в стадии выкупа.

Доклад закончил. Если будет поддержка по дамбам, это для нас, наверное, самый важный вопрос на сегодня.

В.Путин: Сколько они стоят примерно?

С.Цивилёв: У нас сейчас идет стадия выполнения проекта. Мы закончим проект, и я сразу отдам заявку.

В.Путин: Хорошо. А эти дома, которые сгорели, – как вы планируете людям помогать восстанавливать дома?

С.Цивилев: У нас есть общая выплата на каждый сгоревший дом – 150 тысяч рублей, плюс 50 тысяч рублей на пристройки. Итого уже 200 тысяч рублей – это из областного бюджета, 20 тысяч рублей – из муниципального бюджета. Плюс этим людям, если у кого есть живность, до 50 тысяч рублей мы компенсируем потери по живности. Мы сейчас выдаем им семена картофеля, сами вспашем их огороды, чтобы они смогли посадить картофель, и всеми другими семенами обеспечим. Наш департамент социальной защиты организовал сбор предметов первой необходимости на территории Кузбасса от неравнодушных жителей. Там новые и телевизоры, и холодильники, и планшеты, и одежда. Все это поступает сейчас этим людям.

Но еще раз говорю, у нас отдельно избирательная программа. Тот случай, о котором я сказал, где директор школы и учитель – муж и жена, у них двое детей, мы отдельный для них дом покупаем. Сейчас уже идет стадия выкупа этого дома, этот дом они сами выбрали. Мы заинтересованы, чтобы они не уехали из этой деревни, продолжали учить детей в этой деревне. Для них отдельная программа – приобретение нового дома. Также отдельная программа у нас существует для многодетных семей, по которой, плюс к этим выплатам, тоже приобретем новый дом.

В.Путин: Смотрите, если учитель и директор школы останутся, а все остальные уедут – учить некого будет. Поэтому нужно помочь всем пострадавшим. Я прошу сейчас и Евгения Николаевича, и федеральные ведомства подключиться и помочь тем, у кого стен не осталось. Потому что холодильник хорошо, и телевизор, может быть, тоже неплохо, но если стен нет, если дома нет, некуда разместить ни холодильник, ни телевизор. Поэтому этим займитесь, Сергей Евгеньевич, вместе с коллегами. Я думаю, вы меня все услышали. Программа небольшая, но она должна быть. Какая разница: когда массово дома горят, мы людям помогаем восстанавливать, а здесь не массово, но люди так же страдают, как и при массовых пожарах, поэтому нужно людям помочь здесь. И предложения мне представьте.

С.Цивилев: Да, сделаем.

В.Путин: Хорошо. Спасибо, Сергей Евгеньевич.

Пожалуйста, Орлов Василий Александрович, Амурская область.

В.Орлов: Добрый вечер, глубокоуважаемый Владимир Владимирович.

Четыре вопроса у меня. Первый вопрос – пожароопасный период. У нас с 30 марта введен на всей территории области пожароопасный сезон. Мы готовились к нему заблаговременно. Была тяжелая зима, бесснежная, поэтому развернули полностью группировку. Евгений Николаевич сказал о том, что мы в этом году горим в 1,5 раза чаще, чем в прошлом – это, действительно, так. У нас в этом году 283 природных пожара зарегистрировано с начала сезона. В прошлом году их было 180. Но при этом, Владимир Владимирович, в этом году у нас сгорело 33 тысячи гектаров, в прошлом 40 тысяч. О чем это говорит? Мы в 1,7 раза более эффективно работаем, 92 процента пожаров ликвидируются в первый день.

Еще раз повторяю, что полностью группировка развернута в достаточном объеме: воздушные суда – 5 единиц, 80 единиц техники, 400 человек задействованы в тушении пожаров. В целом ситуация под контролем, перехода огня на населенные пункты и объекты экономики не допущено, сил и средств достаточно. Мы обратились в Рослесхоз за дополнительной потребностью в 80 миллионов рублей. Надеюсь, коллеги нас поддержат, эти деньги нужны на усиление авиамониторинга.

Второй вопрос – паводкоопасный период. У нас также ситуация находится под контролем, все идет в соответствии с графиком, реки вскрываются своевременно, водохранилища гидрооэлектростанций способны саккумулировать весь весенний паводок. При этом подчеркиваю, что обычно у нас проблемы по паводку наступают в июле-августе, поэтому мы к этой ситуации готовимся. Сформирован резервный фонд правительства Амурской области, в этом году он составит 400 миллионов рублей. Для сравнения в прошлом году это было 120 миллионов рублей. Кроме того, у нас еще на 355 миллионов рублей создан резерв материальных ресурсов, это тоже больше, чем в прошлом году.

О чем я здесь хотел бы попросить Вас, Владимир Владимирович. Мы совместно с Минприроды, с Дмитрием Николаевичем Кобылкиным, прорабатываем вопрос по берегозащитным сооружениям. Соответствующая программа подготовлена, мы проработали, скорректировали и направили на проектирование сейчас целый ряд берегозащитных сооружений в ряде населенных пунктов, определяются зоны затопления. Но при этом один объект вызывает у нас крайнюю обеспокоенность, Вы этот объект знаете – это берегозащитные сооружения в городе Благовещенске. Стоимость этого объекта составляла 10,8 миллиарда рублей. Готовность его на сегодняшний день 84 процента. Нам в прошлом году помог Минвостокразвития, выделив 700 миллионов рублей. За эти деньги мы ввели в эксплуатацию, завершили еще 1200 метров. В этом году мы из областного бюджета выделили 360 миллионов рублей и 700 метров берегозащитного сооружения этого сдадим. Для нас это очень важно, в городе 220 тысяч человек живут. Объект не завершен, нам нужно 2,9 миллиарда рублей. Если бы такая помощь была нам оказана, за два года мы этот объект завершим. Для нас это действительно очень важно.

Третий вопрос, Владимир Владимирович, – ликвидация ЧС 2019 года. В прошлом году ущерб от наводнения составил 6,5 миллиарда рублей, из которых 4,5 были выделены из федерального бюджета, за что Вам огромная благодарность, Владимир Владимирович. Большая часть этих денег (больше 3 миллиардов) пошло на помощь сельхозтоваропроизводителям. Эта поддержка помогла их всех сохранить, и у нас сегодня посевная идет в соответствии с графиком и даже с небольшим опережением.

Что касается граждан. У нас пострадавшими были признаны 948 жилых помещений, в них проживает 1590 человек. Были выделены из федерального бюджета 810 миллионов рублей. Средств достаточно. Они были разделены на два транша: это деньги 2019 года – 460 миллионов рублей, они в полном объеме доведены до граждан, и деньги 2020 года – 350 миллионов рублей, они у нас тоже находятся на контроле. В прошлом году у нас 778 человек получили выплаты на 465 жилых помещений, в этом году это 483 жилых помещения и 812 человек. Ситуация находится у меня на личном контроле. До 2020 года мы завершим приобретение жилья для граждан и ремонтные работы.

Вместе с тем, Владимир Владимирович, остался не закрытым вопрос по восстановлению транспортной инфраструктуры. У нас, к сожалению, и в 2018, и в 2019 годах был паводок. В 2018 году чуть меньше (ущерб 550 миллионов), а в пошлом году ущерб составил 1721 миллион рублей, итого – 2,2 миллиарда рублей. Это средства, которые были поверены с Федеральным дорожным агентством «Росавтодор» и направлены соответствующим образом в Минтранс. Нам выделили на сегодняшний день 172 миллиона рублей, но этих средств недостаточно для того, чтобы дроги восстановить. Это, конечно, вызывает резкое неприятие у жителей, и прошу Вас оказать соответствующую поддержку.

Владимир Владимирович, четвертый вопрос. Этот вопрос новый, и я считаю важным на Ваш уровень этот вопрос поднять. У нас вчера в Благовещенске случилось чрезвычайное происшествие – единственный мост, который связывает город с левобережьем, это мост через реку Зея, вчера у нас просела плита. Мост 80-х годов постройки и работает давно уже с превышением нагрузки – вместо проектных 2500 автомобилей в сутки, больше 10 тысяч. На сегодняшний день по этому мосту проектная группа работает, и мы видим точно, что этот мост больше не сможет до капитального ремонта принимать большегрузный транспорт, мы его будем запускать через город Свободный (это крюк в 300 километров).

Сегодня мы приостановили пассажирское сообщение. Рассматриваем разные варианты, вплоть до того, чтобы воздушными подушками людей возить через Зею. Вы Зею представляете, это широченная река с тяжелым течением, сейчас там идет ледоход и это, конечно, огромные риски. Поэтому пока движение автомобильного легкового транспорта организовано по одной полосе. Проектная группа работает. И мы видим здесь проблему, что в лучшем случае восстановление этого моста займет у нас до 1 июля, в худшем – непонятная перспектива, сложно даже прогнозировать.

Из хороших новостей. Спасибо Минтрансу, нас поддержали, и у нас есть новый объект – строительство второго моста через реку Зея примерно в 1 километре от существующего старого моста. Стоимость этого моста – 19,8 миллиарда рублей. Проектная документация с госэкспертизой имеется. Более того, мы отыграли конкурс, и есть победитель конкурса – это компания «СК Мост», которая недавно завершила строительство мостового перехода через реку Амур в Китай. Более того, этот новый мост профинансирован в федеральном бюджете на общую сумму 9 миллиардов рублей по 4,7 миллиарда

в 2021 и 2022 годах. В этом году мы из областного бюджета уже выделили средства, 660 миллионов рублей, что нам позволило заблаговременно провести торги.

О чем я хотел бы Вас попросить, Владимир Владимирович. Для нас это очень важно, чтобы лимиты, которые стоят в федеральном бюджете на 2021–2022 годы были смещены на 2020 год. У нас есть возможность использовать эти деньги, примерно 5 миллиардов готов освоить подрядчик в этом году. Это позволит как минимум на год сократить сроки строительства очень необходимого для нас моста.

Спасибо, доклад закончен.

В.Путин: Сколько Вы сможете освоить в этом году?

В.Орлов: 5 миллиардов рублей подрядчик готов освоить.

В.Путин: 5 миллиардов в этом году дополнительно?

В.Орлов: Так точно.

В.Путин: Марат Шакирзянович.

М.Хуснуллин: Добрый день, Владимир Владимирович, добрый день, уважаемые участники совещания.

Мы действительно этот вопрос изучили. Нормативный срок строительства данного моста – 42 месяца. Считаем, что его до 30 месяцев можно построить при наличии финансирования, но для этого нужна очень организованная работа с заказчиком – Министерством транспорта Амурской области вместе с подрядчиком. Подрядчик достаточно профессиональный, подтверждает, что он готов освоить порядка от 4-х до 5-ти миллиардов при наличии авансов.

Мы готовы посмотреть схему сдвижки влево этих средств, мы как раз в пятницу с Антоном Германовичем Силуановым подробно обсуждали вообще механизм передвижки средств влево по имеющимся проектам как антикризисную меру. Поэтому я прошу, Владимир Владимирович, Вашего поручения, нам вместе с Правительством, с Амурской областью совместно составить план действий не позднее 1 мая, определить источники, механизмы передвижки средств влево, составить четкий план-график работ, который жестко всем выполнять. С задачей готовы справиться.

Спасибо.

В.Путин: Да. А этот-то мост, который треснул, плита треснула, просела, сколько времени нужно на ремонт, как Вы думаете?

М.Хуснуллин: По этому мосту, Владимир Владимирович, сейчас будет понятно – от того, что скажут проектировщики, то есть какой будет механизм решения. Скорее всего, навскидку видно, что придется делать металлическую скобу для удержания. Я думаю, что день-два и администрация вместе с проектировщиками определятся. Мы на контроле тоже вместе с ними будем держать, также до 1 мая все проектные решения выработаем, чтобы четко понимать, как мы можем рассчитывать на этот мост, в каком объеме.

В.Путин: Хорошо. Надо отремонтировать, и как можно быстрее, и начать строительство нового моста.

Антон Германович, надо будет передвинуть это финансирование влево на тот объем, который, сейчас коллеги говорят, можно освоить в текущем году и следующем.

А.Силуанов: Ясно. Мы с регионом отработаем вопрос. Решим.

В.Путин: Да.

И, Евгений Иванович, у вас много объектов, надо все просчитать, выбрать первоочередные, вместе с Минфином определить приоритеты при финансировании. Вы меня слышите?

Е.Дитрих: Можно два слова, Владимир Владимирович?

Мы действительно это сделаем, все вопросы будут решены. Те объемы, которые требуются, мы сдвинем влево, тем более, мы эту работу уже с коллегой Орловым начали.

Если позволите, я в целом по прохождению паводка два слова хотел бы сказать.

В.Путин: Прошу Вас.

Е.Дитрих: Мы по транспортной инфраструктуре работу держим на контроле. По федеральным дорогам все подрядные организации мобилизованы, готовы к решению оперативных задач.

Сложнее, конечно, по региональной дорожной и мостовой сети. Сегодня у нас остаются, Евгений Николаевич ряд цифр привел, в 13 субъектах подтопленными 25 низководных мостов и 14 участков автомобильных дорог.

То, что Василий Александрович сказал в отношении тех средств, которые необходимы для восстановления дорог и мостов по паводкам 2019 и даже 2018 годов, эта проблема действительно сегодня остается. У нас, к сожалению, объем фонда, который выделен на цели восстановления, составляет всего 500 миллионов рублей. Он в Минфине находится и ежегодно направляется на цели восстановления после паводков. В этом году он полностью был направлен на решение проблем Иркутской области, и даже этого фонда не хватило – порядка 100 миллионов рублей мы закрываем сейчас за счет средств федерального дорожного фонда, которые вернулись с прошлых лет.

Сегодня задолженность по всем регионам по восстановлению дорог и мостов по паводкам аж с 2016 года составляет 4,2 миллиарда рублей (это 10 регионов, не считая Иркутской области). Мы готовы оперативно перебросить на эти цели те остатки федерального дорожного фонда, которые мы не использовали по регионам на эти цели в 2019 году – это порядка 1700 миллионов, но 3,5 нам, конечно, не хватает на восстановление.

К слову, Амурская область – это, пожалуй, рекордсмен по объему средств, которые необходимы для восстановления дорог и мостов после паводков 2018 и 2019 годов.

Если такого рода поручение можно было бы – нам и Министерству финансов совместно проработать и восстановить эти деньги для того, чтобы мы имели возможность починить максимально в этом году. У меня есть цифры: это действительно 815 километров автомобильных дорог, 51 мост, 167 водопропускных труб позволило бы нам восстановить в ближайшее время.

Спасибо большое.

В.Путин: Да. То есть дороги после паводка 2019 года в Амурской области не были восстановлены только потому, что Вам не дали денег. Так?

Е.Дитрих: Владимир Владимирович, чуть иначе. Мы ежегодно выделяем на эти цели те объемы средств, которые у нас есть. У меня тоже есть статистика, по прошлому году мы действительно с коллегами много отработали, но это те, условно, долги, которые не удалось отыскать в бюджете.

В.Путин: Антон Германович.

А.Силуанов: Владимир Владимирович, может быть, не совсем так. Мы просто видим, что есть ресурсы, в том числе и те, которые не освоены были в прошлом году из федерального дорожного фонда. И в этом году 5,1 миллиарда рублей – это те деньги, которые перешли с 2019 на 2020 год, и по которым еще не приняты обязательства, и мы по ним готовы будем с Евгением Ивановичем сейчас поработать, в том числе решить те проблемы, которые было Вами поручено решить.

Спасибо.

В.Путин: Вот, пожалуйста, источник.

Евгений Иванович, почему деньги-то не использовали должным образом?

Ладно. Вопрос есть, который не имеет отношения прямого к тому, что мы сегодня обсуждаем, сейчас с Евгением Николаевичем говорили об этом. Мы через несколько дней будем обсуждать ситуацию в транспортном комплексе в целом. В связи с малоснежной зимой, особенно в европейской части, обращаю внимание Министра на судоходство, особенно по крупным европейским рекам, в том числе по Волге. Надо заранее об этом подумать.

Хорошо, коллеги, есть ли кто-то, кто хотел бы добавить что-то из того, о чем мы говорили?

Да, Айсен Сергеевич Николаев.

Пожалуйста, прошу.

А.Николаев: Уважаемый Владимир Владимирович. Во-первых, хотел бы поблагодарить МЧС за ту помощь, которую они нам предоставили. Сегодня у нас в Якутии появился мобильный пункт приема-передачи спутниковой информации Роскосмоса. И благодаря этому мы сегодня можем точно доложить, что 27 апреля паводок на территории Республики Саха (Якутия) начался. У нас и в районе Витима, и в районе Пеледуя мы уже сегодня видим активные подвижки и начало ледохода на Лене (это на 10 с лишним дней раньше плановых значений). Ситуация напряженная, но оперативные группы развернуты, все на местах. Уверен, что совместно с МЧС мы справимся.

У меня вопрос, Владимир Владимирович, по пожарам. Я здесь хотел бы сказать, что все-таки эту диспропорцию, которая сегодня существует в финансировании многолесных и особо горимых субъектов Российской Федерации, надо как-то преодолевать. В среднем по России получается, что на 1 гектар выделяется из федерального бюджета 199 рублей по лесам, по Красноярску – 8 рублей на гектар, как Александр Викторович сказал, у нас – 6 рублей 90 копеек. Конечно, после этого у нас с Александром Викторовичем при нашей огромной территории и при тех ресурсах, которые у нас имеются, как бы наши пожарники совместно с МЧС мужественно ни действовали, все-таки пожаров у нас много. А увеличение финансирования позволило бы нам оперативно на них реагировать.

В прошлом году, благодаря Вашему решению позапрошлого года, нам финансирование чуть увеличили, но притом, что количество пожаров из-за сухих гроз увеличилось в три раза, площадь, пройденная пожаром, всего лишь на 20 процентов увеличилась, потому что мы смогли уже большинство пожаров тушить в первые сутки.

Второй вопрос связан с первым. У нас, Владимир Владимирович, был филиал федерального бюджетного учреждения «Авиалесохрана». Когда он создавался, предписывалось, что там будет 200 человек нормативной численности. В силу разных причин, к сожалению, пока только 65 специалистов. Мы бы хотели, чтобы довели до норматива 200 человек, как это заранее предусматривалось

Ну и третий вопрос. Он на самом деле мелкий, но, Владимир Владимирович, простым людям очень сложно объяснить: тем, кого мы мобилизуем, тем же пожарным, которые на тушении пожаров трудятся. До 2016 года все те, кто участвовал в тушении пожаров, обеспечивались бесплатным питанием, снабжались питьевой водой за счет федерального бюджета. В 2016 году в силу каких-то неизвестных мне причин это решение было отменено, и сейчас обеспечиваются только экипажи воздушных судов бесплатным питанием за счет федерального бюджета.

Мы, конечно, в стороне не стоим, за счет резервного фонда правительства Республики обеспечиваем каждый год это питание. Но когда пожары происходят постоянно, эти непонятные ситуации – кто должен финансировать, чьи это полномочия – как-то очень сложно, и самое главное, что простым людям это сложно объяснить, почему их сразу на месте не обеспечивают питанием. Это вопрос, который я ставлю уже где-то год. Там постановление Правительства надо поменять.

Спасибо.

В.Путин: Полномочия по лесоохране за кем числятся?

А.Николаев: Это федеральные. По лесопожарным. За счет средств федерального бюджета всегда это было.

В.Путин: Да. Но поскольку часть полномочий вам переданы, в регионы, то, видимо, соответствующие ведомства (сейчас мы их спросим) исходят из того, что и субвенции должны направляться вами на эти цели.

Кобылкин Дмитрий Николаевич, пожалуйста.

А.Николаев: Владимир Владимирович, тогда пусть просто нам это поручат и четко напишут. Мы тогда сможем это финансировать. А то сейчас прокуратура приходит и говорит: а зачем вы их тратите, это же не ваши полномочия? Пусть прямо пропишут, что это наши. Мы-то не против.

В.Путин: Понял. Вы правы, согласен.

Кобылкин, пожалуйста.

Д.Кобылкин: Владимир Владимирович, начну с того, как распределяются финансовые средства.

В общем, то, что просят субъекты Российской Федерации на исполнение переданных полномочий – это 90 миллиардов рублей. Фактическое финансирование на сегодняшний день – это 32,9 миллиарда рублей, вот то, что мы имеем.

В.Путин: Нет, секундочку, подожди. Мы «не об этим», как в деревне говорят, мы «о другим». Понятно? Они же говорят не о том, что мало, хотя мало всегда, они говорят о диспропорциях, о том, что где-то много дают, где пожаров нет, а где пожары есть, там дают меньше. Вот о чем они говорят.

Д.Кобылкин: Да, Владимир Владимирович. Эта методика утверждена Правительством в 2006 году. В принципе по ней мы живем. Формула сложная, она учитывает, в том числе и бюджетную обеспеченность того или иного субъекта. Там очень много критериев.

В.Путин: Надо посмотреть. Дмитрий Николаевич, надо внимательно посмотреть на эту методику. Понятно, что критериев много, а жизнь идет вперед, меняется, условия жизни меняются, в которых мы функционируем. И нужно из этого исходить, а не из того, что написано в 2006 году. Я Вас прошу к этому вернуться и посмотреть, еще раз посмотреть повнимательнее, как рассчитываются эти средства, выделяемые регионам.

Д.Кобылкин: Есть, Владимир Владимирович.

В.Путин: И по поводу бесплатного питания и бесплатной воды.

Д.Кобылкин: По бесплатному питанию и бесплатной воде – этот пробел мы сейчас устраняем. Да, он был действительно.

В.Путин: За кем оно должно остаться?

Д.Кобылкин: За нами.

В.Путин: За Министерством? За Федерацией?

Д.Кобылкин: Да.

В.Путин: Тогда сделайте это. Давайте, и не тяните.

Уважаемые коллеги, что хотел бы сказать в завершение. Во-первых, я хочу вас поблагодарить за содержательное сегодняшнее обсуждение. Считаю важным, что мы в комплексе оценили текущую ситуацию. В целом она выглядит действительно стабильной и контролируемой. Но мы с вами прекрасно знаем, как быстро обстановка может меняться.

В связи с этим поручаю продолжать постоянный мониторинг и предпринимать все необходимые действия для предотвращения рисков, причем на ранних стадиях. Вновь прошу всех вас, ваших коллег в регионах сохранять самый высокий уровень готовности.

Теперь о проблемах, которые сегодня были названы и обозначены.

Первое. Особенностью этого года является работа в условиях коронавирусной инфекции. Мы с вами уже об этом сказали, я об этом сказал. Мы это знаем, понимаем. В этой связи прошу с учетом прогноза ситуации в конкретных регионах, прогноза эпидемиологической обстановки определить требуемые объемы средств индивидуальной защиты для сотрудников МЧС, для других служб и организаций, добровольцев, волонтеров, уже сейчас сформировать необходимые и достаточные резервы.

Второе. На прошлой неделе на совещании по вопросам развития автопрома я уже сказал о принятом решении дополнительно закупить около 25 тысяч машин для нужд федеральных ведомств. Поручаю в рамках таких закупок в приоритетном порядке дооснастить региональные подразделения МЧС спасательной, пожарной, иной техникой спецназначения, прежде всего в тех субъектах Федерации, где риски природных пожаров и паводков наиболее высоки.

И, наконец, третье. Сегодня коллеги из регионов говорили о проблемах с получением средств из федерального бюджета. Решения приняты, согласованы, а необходимого результата нет. Кстати говоря, не потому даже, что денег не хватает. Мы сейчас определились и видим: деньги-то не истрачены из Дорожного фонда, а туда, куда нужно, не поступают, все завязло в каких-то процедурах. Дороги, размытые прошлогодним паводком в Амурской области, из-за бюрократических этих проволочек до сих пор не восстановлены, и люди вынуждены ездить по колдобинам. Сами покатайтесь по таким дорогам, тогда поймете, что нужно действовать побыстрее.

Другой подобный пример, когда решения не исполняются. Еще год назад давал поручение Правительству реализовать комплекс мер по усилению противопожарного прикрытия Забайкальского края. Сейчас губернатор сказал о том, что работа идет медленно. Осенью соответствующий план был подготовлен, но потом процедуры, в том числе на федеральном уровне, затянулись, и регион до сих пор не начал фактическую реализацию этого плана. Ну, послушайте, есть же вопросы первоочередного значения, есть второстепенные. Казалось бы, все важно, но когда речь идет о последствиях ЧС, либо о предотвращении чрезвычайных ситуаций, об этом в первую очередь надо подумать. В результате там опять пожары, а противопожарная инфраструктура по-прежнему недостаточно развита.

Как уже говорил на прошлой неделе, о принятых решениях нужно не только объявлять. Этого мало. Нужно обязательно доводить их до полной реализации, для того, чтобы они оказали ощутимое, реальное влияние на жизнь людей.

Я прошу коллег и в Правительстве, и в регионах в кратчайшие сроки обозначенные вопросы закрыть, глав субъектов Федерации организовать соответствующую работу на местах. Поручаю еще раз проанализировать весь механизм предоставления финансовой помощи, других мер поддержки гражданам. Мы сейчас говорили об этом применительно к тем, у кого дома сгорели. Оказать помощь бизнесу, а с уровня Федерации – регионам в случае природных бедствий. Посмотреть, где здесь есть еще системные проблемы и нестыковки, и внести конкретные предложения по их устранению. И в целом прошу Правительство рассмотреть все предложения, прозвучавшие сегодня со стороны регионов, в том числе по изменениям в законодательной базе, и обязательно учесть их в практической ежедневной работе.

Хочу выразить надежду, что все мы будем работать более слаженно, и это будет приводить к нужным для страны и для людей результатам.

Благодарю Вас за внимание. Спасибо. Всего доброго.

 

 

 

Поделиться: