Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

Президент России на Медиафоруме СМИ

, 30 апреля 2015
4 017

Владимир Путин на Медиафоруме региональных и местных СМИ

Президент России Владимир Путин принял участие в работе II Медиафорума независимых региональных и местных средств массовой информации «Правда и справедливость», организатором которого является Общероссийский Народный Фронт...

 

Медиафорум независимых региональных и местных СМИ

28 апреля 2015 года, Санкт-Петербург

В рамках форума журналисты, блогеры, депутаты Госдумы, главы профильных министерств и ведомств, руководители федеральных СМИ обсуждают актуальные вопросы и проблемы развития отечественной и мировой журналистики.

* * *

В.Путин: Дорогие друзья, добрый день!

Я так понимаю, у нас есть ведущие, которые хотят наставить нас на путь истинный. Прошу прощения, что забежал вперёд. Прошу вас.

О.Тимофеева: Добрый день, Владимир Владимирович! Добрый день, уважаемые коллеги! Нашу встречу будем вести мы, сопредседатель центрального штаба вашего движения – Общероссийского народного фронта – Ольга Тимофеева и первый заместитель руководителя исполкома ОНФ Дмитрий Миненко.

Д.Миненко: Добрый день!

О.Тимофеева: Наша встреча в рамках Медиафорума независимых региональных и местных СМИ уже стала традиционной. В прошлом году здесь, в этом зале Вы нам давали прямое поручение – поддерживать наших коллег-журналистов со всей территории страны. И мы Ваше поручение выполняем.

Д.Миненко: Мы создали Центр правовой поддержки журналистов, и за этот год нам удалось помочь десяткам наших коллег. Мы создали Фонд поддержки региональных и местных СМИ, и в эти дни в рамках Медиафорума мы наградили победителей конкурса журналистских работ.

О.Тимофеева: В этом зале люди, которые своими сюжетами, статьями, материалами, информацией в блогосфере реально поменяли ситуацию, были обращения в прокуратуру и правоохранительные органы, восстанавливали права ветеранов. Мы восстанавливали троллейбусные и автобусные маршруты, мы вмешивались в огромное количество проблем. И без лукавства можно сказать: в этом зале сидят настоящие патриоты своих городов и посёлков, я бы сказала – патриоты нашей России.

Д.Миненко: Конечно же, самые важные и злободневные темы, которые обсуждались в рамках форума, – это тарифы ЖКХ, это проблемы в области медицины, это, конечно же, коррупция и расточительство чиновников и многое-многое другое. Эти же темы поднимает Общероссийский народный фронт.

О.Тимофеева: Я бы сказала, что это самые главные темы, которые Вы не снимаете с контроля. Теперь Вам слово.

Владимир Путин на Медиафоруме региональных и местных СМИ

В.Путин: Спасибо.

Хочу вас всех поприветствовать. Действительно, очень приятно, что подобные мероприятия у нас становятся традиционными. Мы во второй раз встречаемся. Хочу всех присутствующих не только поприветствовать, но и поблагодарить за работу, которую вы проводите в своих регионах.

Мы говорили в прошлый раз, это само собой разумеется, люди, которые работают в регионах и пишут о своих регионах, конечно, лучше всех знают, что там происходит, видят изъяны, видят проблемы. И от того, насколько тонко, своевременно, талантливо, открыто, правдиво вы реагируете на всё, что происходит в реальной жизни, в значительной степени зависит качество нашей жизни, качество жизни миллионов наших граждан. Потому что те, кто занимается управлением, те, кто занимается образованием, здравоохранением, коммунальными услугами так или иначе в современном мире всё равно, даже если это кому‑то не очень хочется делать, вынуждены реагировать. Это реальный инструмент улучшения жизни в стране и это реальный способ строительства подлинно демократического государства в России.

Сейчас не буду вдаваться в детали, не буду произносить длинных речей. Думаю, что мы в ходе живой, абсолютно открытой дискуссии поговорим по всем вопросам, которые вас волнуют и интересуют. Тем не менее хотел бы поздравить: здесь ведущие сказали о том, что проводился конкурс, и здесь есть победители этого конкурса.

О.Тимофеева: Здесь все победители.

В.Путин: Как удачно я к вам зашёл. (Смех.) Я вас всех поздравляю, желаю вам успеха.

О.Тимофеева: По обе руки от Вас находятся сопредседатели движения «Общероссийский народный фронт». И конечно, по режиссерской задумке старт, как всегда, нам дает Станислав Сергеевич Говорухин, все три дня он находился с нами.

С.Говорухин: Мне, собственно, остается только добавить, что здесь присутствуют, во‑первых, все регионы России, включая Крым и Севастополь. Здесь наши гости – известные иностранные и российские журналисты. В частности, почитаемый мною Джульетто Кьеза.

Мы два дня здесь работали, были мастер-классы, участники Форума пообщались с представителями профильных федеральных органов власти, свои вопросы обсудили, но, конечно, остались вопросы, которые они могут задать только Вам – Президенту Российской Федерации. Так что, Оля, начнем работать, командуй.

О.Тимофеева: У нас командует мужчина – Дмитрий.

Д.Миненко: Владимир Владимирович, конечно же, самое ожидаемое событие для участников медиафорума – это встреча с Вами. Конечно же, многие хотели ею воспользоваться, чтобы узнать у Вас о Вашем видении настоящего и, наверное, планах на будущее. Я хотел бы слово предоставить моей коллеге из Краснодарского края.

Н.Нестеренко: Владимир Владимирович, меня зовут Наталья Нестеренко, «Новая газета района», Краснодарский край.

У меня такой вопрос: на днях по телевидению мы посмотрели фильм «Президент». Создатели фильма напомнили нам о той работе, которая была проделана Вами, Вашей командой за 15 лет. Конечно, жизнь изменилась кардинально. Но дело в том, что фильм выглядит как подведение итогов, но итоги подводят в конце. Вы же от нас никуда не уходите? Поэтому у меня такой вопрос: скажите, пожалуйста, о достижении каких результатов Вы хотели бы рассказать в фильме «Президент. Часть вторая»? И когда примерно он будет показан по телевидению, когда он будет готовиться? Через сколько лет?

В.Путин: Я думаю, что частить не нужно с такими фильмами, перехвалят. Конечно, я, знаете, разумеется, знал, что такой фильм готовится. Я не принимал участия в его подготовке. На самом завершающем этапе я дал это интервью, которое там проходит рефреном.

Но я согласился с тем, чтобы фильм был сделан и выпущен на экраны не для того, чтобы похвастаться тем, что сделано, а для того, чтобы показать все‑таки какой путь страна прошла за предыдущие годы. С какой отметки мы начинали 15 лет назад и где мы сейчас находимся. Это очень важно, чтобы мы все, и рядовые граждане, и те, кто занимается какими‑то руководящими функциями, выполняет эти функции, чтобы мы понимали динамику происходящих событий и, исходя из этого, могли бы строить, соответственно, и наши планы на будущее.

Но что там получилось, что не получилось – это не мне судить. Мне кажется, что некоторые вещи можно было бы по‑другому подать. Все‑таки главный герой этого фильма должен был быть рядовой человек.

Владимир Путин на Медиафоруме региональных и местных СМИ

Мы говорим о том, что мы сохранили единство и территориальную целостность страны. Я, правда, несколько раз пытался и говорил о том, что мы должны быть благодарны тем простым ребятам, нашим военнослужащим, которые в очень сложных условиях тогда проводили необходимые военные мероприятия на Северном Кавказе. Вот о них надо бы больше сказать. Понимаете? Это они собой заслонили страну. Это не просто какой‑то был локальный конфликт.

Дело в том, что этот локальный конфликт мог реально привести к развитию ситуации в России по югославскому направлению. До этого было недалеко. И в тех условиях, в которых люди тогда воевали, боролись с международным терроризмом, брали на себя эту тяжелую ношу, в тех условиях добиться положительного результата было очень сложно, но они это сделали.

То же самое касается и экономики, потому что ведь эта шоковая терапия, через которую люди прошли, тяжело отразилась на нашей стране, на рядовых людях. Но, что там говорить, по‑моему, почти миллион человек мы теряли в год, демография была катастрофическая просто. И то, что на местах сотрудникам здравоохранения удалось – да, конечно, мы выстраивали определенную работу и начали помогать, демографическую программу развернули и программу по поддержке первичного звена здравоохранения, – но все‑таки это же конкретные люди делали с нулевой отметки, о них бы надо побольше сказать.

В целом, по‑моему, основные этапы жизни страны за это время отражены. Я уже сказал, удалось сохранить не только территориальную целостность, но и восстановить и укрепить конституционные основы нашего государства, удалось восстановить и укрепить вооруженные силы, правоохранительную систему. Но самое главное, что за это время у нас экономика, как бы мы ее сейчас не критиковали, – что совершенно верно, мы должны и будем делать, имею в виду, что только через реальное восприятие того, что мы имеем на сегодняшний день, можно выстраивать дальнейшие шаги по развитию экономики, – но все‑таки она стала другой, она значительно укрепилась.

У нас в номинальном выражении ВВП страны вырос в 15 раз, в номинальном, правда, но все равно в 15 раз, у нас в разы, в 24 раза, в 20 раз выросли соответственно, номинальные заработные платы и пенсии. Но даже в реальном выражении все равно уровень доходов населения возрос многократно. И это на самом деле основное.

На базе экономического благополучия, экономического развития мы можем выстраивать и все другие планы и в области укрепления обороноспособности, здравоохранения, улучшения демографической ситуации. И первая задача наша сегодня – это повышение экономического суверенитета и развитие нашей экономики как высокопроизводительной и высокотехнологичной. Если нам удастся решить эту задачу, а я уверен, что это мы сможем сделать, то тогда все остальные компоненты развития страны, они будут обеспечены.

Д.Миненко: По поводу будущего у нас ещё были вопросы. Пожалуйста, Вологодская область.

Вопрос: Добрый день всем коллегам! Добрый день, Владимир Владимирович!

Наверное, вначале мне хотелось бы действительно поблагодарить Общероссийский народный фронт за то, что региональным журналистам предоставили такую замечательную площадку для диалога. И причём для диалога не только внутри нашего профессионального сообщества, но и возможность общаться с теми, кто решает наши вопросы на министерском уровне, на федеральном уровне.

У меня такой вопрос. Есть, как я её называю, «книга жизни», стратегия развития страны: это те майские указы, о которых мы очень много говорим. И это уже стало, знаете, понятием неразделимым – майские указы. У меня вопрос. Не секрет, и мы это обсуждали в течение всего форума, что всё непросто: меняется экономическая ситуация, меняется внешнеполитическая ситуация, соответственно меняются бюджеты, меняются определённые проекты, вносятся коррективы. Скажите, пожалуйста, коснётся ли это целей, которые были в майских указах?

Если честно, пользуясь положением монополиста, взяв микрофон, я не могу не задать вопрос, который применим к этой теме, но на примере нашего региона. В этой «книге жизни», в майских указах, в этой стратегии есть страница в главе «Импортозамещение». Вологодская область известна, я думаю, что Вы знаете, Вы у нас неоднократно были, вологодским маслом. Это знаменитый бренд, единственный в мире, аналогов ему нет. Действительно, у нас самые профессиональные маслоделы. У нас академия существует, где учат маслоделов для всей страны. У нас есть предприятие – учебно-опытный молочный завод имени Верещагина. Предприятие ведёт свою историю с 1831 года. Традиции сохраняются, это и учебная база для студентов академии, это государственное предприятие. На сегодняшний день регион очень переживает за то, что это предприятие попало в список приватизируемых предприятий.

Вы же понимаете, у нас в стране это неоднократно было: когда такие предприятия попадают в руки частных инвесторов, о том, что будет сохранена научная база, учебно-опытная база для студентов, говорить не приходится, потому что это очень убыточно будет для частного бизнеса. Одна надежда на Вас, помогите спасти. Спасибо.

Владимир Путин на Медиафоруме региональных и местных СМИ

В.Путин: Вопрос странный.

Реплика: Большой.

В.Путин: Нет, он странный, потому что «приватизация» не значит «уничтожение», а Вы меня просите спасти предприятие.

Реплика: Просьба маслоделов оставить его в государственной собственности.

В.Путин: А он в государственной собственности в какой – в региональной?

Реплика: Нет, в федеральной.

В.Путин: Это федеральное предприятие?

Реплика: Да, федеральное, и регион очень за это переживает.

В.Путин: Хорошо, я обещаю вам точно, что я с коллегами на этот счёт переговорю. Просто вопрос ведь не в том, это частное или нечастное, – вопрос в том, как организовано производство и какие условия поставлены перед возможными будущими акционерами, если речь идёт об акционировании.

Реплика: Нет, оно уже акционерное общество.

В.Путин: Со 100-процентным государственным капиталом?

Реплика: Да, с государственным капиталом.

В.Путин: А теперь часть его хотят реализовать?

Реплика: Полностью.

В.Путин: Целиком, да? Вопрос ведь в данном случае должен заключаться не просто в продаже, а продаже с определёнными условиями. И вторая часть этой проблемы заключается в том, чтобы отадминистрировать выполнение соответствующих условий, которые изложены при продаже контрольного пакета либо 100 процентов. В этом самое главное, это первое. Второе, далеко не всегда государственные предприятия являются эффективными.

Реплика: Это эффективное.

В.Путин: Да. И мы часто сталкиваемся с ситуациями, когда все наши ФГУПы или даже предприятия уже в акционерном виде существующие, но принадлежащие государству (часто, к сожалению, так бывает), работают больше на администрацию, чем на потребителя.

Я не говорю, что в данном случае мы имеем дело с такой ситуацией, совсем нет. Я, честно говоря, просто не знаком, естественно, с работой этого предприятия. Я вам обещаю, что я обязательно посмотрю на это дело, поручу своим коллегам из Правительства и соответствующих структур региональных, и после этого решение примем, но сам по себе факт продажи части или даже 100-процентной собственности государства не должен нас вести к уничтожению либо к ухудшению деятельности предприятия в целом. У нас как раз философия обратная: мы исходим из того, что предприятия, которые не являются оборонными, – но даже в оборонной сфере, сейчас я скажу об этом ещё, – привлечение частных инвестиций должно быть благом для экономики, а не проблемой. Если у вас тем не менее какие‑то озабоченности есть, тогда я вам обещаю, я уже сказал об этом, мы посмотрим.

Привлечение частных инвестиций – это один из генеральных путей развития экономики в целом. Понимаете, это один из основных пунктов, который должен стоять в повестке дня развития российской экономики, – привлечение частных инвестиций как отечественных, так и зарубежных. Мы должны создавать открытую экономику, и мы в отличие от наших партнёров, наоборот, приглашаем всех возможных инвесторов – и отечественных, и зарубежных – для инвестирования в российскую экономику.

Владимир Путин на Медиафоруме региональных и местных СМИ

Что касается оборонки, я упомянул, вы знаете, ведь оборонные предприятия сидят на госзаказе, они загружены и создают рабочие места под государственное финансирование. У нас идёт сейчас гособоронзаказ, он большой, 20 триллионов, плюс переоборудование самих предприятий ещё почти на три триллиона рублей. Но этот гособоронзаказ будет выполнен, перевооружение армии и флота в определённом объёме, 70 на 30 (70 новейшей техники, 30 – уже поставлены в войска в предыдущие годы), – эта задача будет решена. Дальше‑то что? Предприятия‑то что, с ними что будет? Они должны что, сжиматься, увольнять работников или нет? Поэтому даже в этой чувствительной для государства оборонной сфере и то мы исходим из того, что часть продукции уже сегодня должна закладываться в производство гражданского назначения. В этом смысле мы ничего не видим плохого даже в привлечении частных инвестиций и в эту отрасль производства, а уж что говорить про масло.

Поэтому у нас не должно быть запрета на приватизацию, у нас не должно быть расхищения государственной собственности и раздачи за копейки. Хотя был такой нобелевский лауреат Василий Васильевич Леонтьев, русского происхождения, который когда‑то говорил, что в той ситуации, в которой была Россия, можно за рубль раздать всё, и в конечном итоге всё равно собственность окажется в нужных руках. Он, конечно, нобелевский лауреат был и человек, безусловно, очень авторитетный, но мне кажется, что практика, через которую прошла Россия, – а практика, как известно, критерий истины, как говорил другой выдающийся учёный, – показала, что это не всегда работает.

Во всяком случае мы по этому пути идти не собираемся – раздавать за бесценок, чтобы кто‑то потом руки нагрел и в карман что‑то положил. Это должна быть справедливая оценка, выгодная для государства сделка и условия, которые, безусловно, должны быть соблюдены потом будущим собственником. Мы посмотрим со всех сторон на этот вопрос, ладно?

О.Тимофеева: Владимир Владимирович, а можно всё‑таки вернуться к вопросу об указах? «Настольная книга» корректироваться каким‑то образом будет?

В.Путин: Да, конечно.

Что касается указов, то мы, безусловно, не можем делать вид, что ничего не происходит и что ситуация, в которой мы живём, остаётся такой же, которой она была в мае 2012 года. Мы же прекрасно понимаем, что сейчас есть определённые проблемы, есть определённые сложности, и это требует определённых корректировок. Но всё, что изложено в указах, это вещи долгосрочного, стратегического характера. Они, эти цели, всё равно должны быть достигнуты – чуть раньше, чуть позже, но это всё равно должно быть сделано. И поэтому я предлагаю своим коллегам не расслабляться, не ссылаться ни на какие сложности, а исполнять то, что в майских указах прописано.

Повторяю, нельзя быть человеком, который совершенно не видит, не слышит, не понимает, мы должны будем исходить из реалий, но всё‑таки нужно стремиться к выполнению всего того, что изложено в указах.

А вот по поводу того, что происходит у нас в целом, я вчера встречался с руководителями законодательных собраний регионов, не знаю, это было в СМИ или не было.

Д.Миненко: Было.

Владимир Путин на Медиафоруме региональных и местных СМИ

В.Путин: У нас с ними был простой разговор по поводу этих так называемых кризисных явлений. Я бы даже кризисом это не назвал – явления есть определённые, сложности определённые. Я всё‑таки для представителей региональной прессы повторю ключевые вещи.

Во‑первых, это связано и с майскими указами тоже, мы опережающим путём повышали – и правильно делали на самом деле – заработную плату в некоторых социальных отраслях. Это неизбежно влечёт за собой повышение и в секторах реального производства. У нас и раньше это было, мы опирались на нефтегазовые доходы – зарплата опережала производительность труда. И так или иначе, я уже говорил об этом несколько раз в последнее время, курс национальной валюты всё равно пришлось бы корректировать, от этого никуда не деться, потому что это системная вещь, системный сбой. Я‑то рассчитывал на то, что у нас всё‑таки производительность будет расти, – к сожалению, этого не удалось обеспечить. Но это должно быть сделано. Первое.

Второе связано с тем, что упали цены на энергоносители, на наши основные товары нашего экспорта. Причём цена на нефть, как вы знаете, рухнула со 100 долларов до 50. Это привело к тому, что, получая раньше приход в нашу страну иностранной валюты, доллара, мы имели где‑то 500 миллиардов в российскую экономику – не в бюджет, а в российскую экономику. После падения цен на нефть мы недосчитались 160 миллиардов из 500 (там 497 было): 160 недосчитались, а 130 – наши компании и банки должны были погасить кредитов, и 60 – в этом году. И конечно, наверное, кто‑то рассчитывал на то, что страна недосчиталась 160, а ещё 130 плюс 60 надо выплачивать. В общем, была определённая тревога. Мы выплатили все эти деньги, 130 миллиардов. Не мы, не государство – это компании. Из 60 миллиардов этого года тоже уже в основном погасили. То есть пик платежей пройден, это первое.

Второе. Цена упала со 100 до 50, но она с 50 до нуля не может упасть. Понимаете, к чему я это говорю? К тому, что есть определённые вещи, с которыми нам нужно жить, и надо, чтобы экономика к этому адаптировалась. И в этом есть определённые плюсы. Но это совершенно очевидно для специалистов, что мы этот основной пик нагрузки прошли. Это не значит, что у нас сейчас всё наверх попрёт. Может быть, даже мы ещё почувствуем то, что происходило в конце прошлого года, в начале этого, где‑то в течение этого года будем чувствовать, это будет отражаться ещё на отдельных показателях. Но в целом уже понятно, что никакого коллапса нет и не будет. И это самое главное.

Кстати говоря, это самое главное отражается и на курсе национальной валюты, даже не то, что нефть немножко колеблется, пошла чуть наверх, чуть вниз. Самое главное, что для всех очевидно, – фундаментальные основы российской экономики укрепились, и стабильность не может быть разрушена абсолютно. Это принципиально важная вещь. Это, кстати говоря, то – можно вернуться к первому вопросу, – чего мы добились за последние годы. Это чрезвычайно важные вещи.

Надеюсь, что нам удастся не только стабилизировать ситуацию, дальше развиваться и стремиться к исполнению тех майских указов, о которых Вы меня спросили.

Владимир Путин на Медиафоруме региональных и местных СМИ

Реплика: Можно я зацеплюсь за последнюю фразу: «Никакого коллапса нет и не будет»? Судя по Посланию, которое было, Вы выступали и говорили о том, что нужно сегодня оптимизировать все ресурсы, которые есть. Сегодня, в первую очередь, эффективность бюджетных денег – это во главе угла должно быть у всех, для чиновников это даже не настольная книга, это их работа, потому что это наши налоги и наши деньги. Но, к сожалению, когда ты видишь чартерные перелёты, когда ты видишь те самые золотые унитазы, когда наши журналисты, присутствующие в этом зале, об этом рассказывают, а им говорят, что всё по закону, возникает вопрос: может быть, у нас понятие эффективных трат разное, потому что кто‑то сокращает себе зарплату, как Президент России, а кто‑то её себе наращивает, потому что считает, наверное, коллапса в принципе нет.

У меня, если можно, вопрос в продолжение от моего коллеги из Бурятии.

Н.Будуев: Здравствуйте. Николай Будуев, «Московский комсомолец», Бурятия.

Действительно, мы с коллегами сейчас общались много, и такое возникает ощущение, что во всех регионах одна и та же проблема, то есть у нас аппетиты чиновников на местах по улучшению своей жизни за счёт бюджета практически ничем не ограничены, то есть, действительно, они себе там чартеры заказывают, домики строят за 100 миллионов рублей и так далее. Полёт фантазии безграничен.

Допустим, когда начинаешь критиковать, тебе говорят в ответ: парень, всё нормально, всё по закону. Более того, как только начинаешь критиковать, начинаются проблемы. Условно говоря, я задал вопрос мэру города Улан-Удэ Голкову: почему у тебя зарплата выросла в два раза за последние два года, то есть сейчас она 420 тысяч рублей? Причём ничего такого героического он не делает, это председатель городского совета, то есть он за хозяйство не отвечает. У меня тут же начались определённые проблемы, вплоть до попыток отзыва меня из городского совета, но это всё мелочи.

На самом деле, Владимир Владимирович, два года назад был принят закон о контрактной системе, который в идеале должен был расписать конкретно содержание каждого чиновника, на что он может рассчитывать. Пока мы видим только по машинам и по связи, и как‑то затянулось по остальным параметрам. Может быть, можно как‑то ускорить этот процесс, чтобы мы знали чётко, на что может рассчитывать каждый чиновник? Спасибо.

В.Путин: Во‑первых, я с Вами согласен, здесь полёт фантазии может быть безграничным, и за этим нужно внимательно наблюдать. Хорошо, что Вы это делаете, это первое.

Второе, безусловно, нужна более тщательная и более точная регламентация, кому что положено. Вы сейчас про машины упомянули – в советское время, мы помним, поругивали большое начальство, что они шикуют и жируют. На самом деле порядка было больше: кому‑то был положен «Москвич», кому‑то 21-я «Волга», кому‑то там, министрам, – «Чайка», но всё было расписано. У нас, к сожалению, такой точной, чёткой регламентации пока нет, но об этом, безусловно, надо подумать.

Многое ведь законодательством отнесено на региональный и муниципальный уровни власти. Какие‑то всё‑таки хотя бы общие рекомендации должны быть. Минфину уже поручено при решении вопросов об оптимизации расходов регионов обращать внимание на эти вещи. Но невозможно себе представить, что мы не индексируем какие‑то выплаты в социальной сфере, а при этом зарплаты чиновников резко увеличиваются, – такого, конечно, быть не должно.

И, безусловно, так же как в некоторых других отраслях – например, в науке зарплата ректора не может в десятки раз отличаться от среднего уровня заработной платы профессорско-преподавательского состава, – так же и в регионе зарплата губернатора или его заместителя не может в разы отличаться от средней зарплаты по региону, она должна быть выше, но она не должна отличаться в разы.

Но я думаю, что вы согласитесь со мной и в другом, а именно в том, что для того, чтобы привлекать на госслужбу талантливых эффективных людей, которые не будут смотреть по сторонам, где бы что‑то укусить дополнительно, чтобы семью прокормить, всё‑таки уровень доходов, уровень заработной платы должен быть соответствующим рынку труда – и чтобы нам привлекать на эту работу людей, повторяю, талантливых и дееспособных.

Доходы чиновников не складываются только из заработной платы, они складываются, возможно, из каких‑то вложений в банки, кто‑то мог работать когда‑то в бизнесе, от продажи имущества и так далее. Но что совершенно точно, с чем я согласен, когда ваши коллеги говорят об этом, это то, что всё это должно быть абсолютно прозрачно. Тогда обществу, людям будет понятно, с кем они имеют дело, и достоин ли тот или иной человек занимать определённую должность, и соответствует ли он определённым критериям, но эти критерии должны быть отработаны. Надо ещё подумать над этим. В целом я с Вами согласен, об этом нужно подумать.

Д.Миненко: Возможно, у мэра Улан-Удэ своё понимание инфляции в стране.

Но я сейчас хотел не об этом. На площадке медиафорума, естественно, мы обсуждали и отраслевые вопросы, и те проблемы, которые мешают развитию средств массовой информации. Таких вопросов, Владимир Владимирович, по‑прежнему очень много, и я один из таких вопросов хотел бы позволить задать моей коллеге из Иркутской области. Пожалуйста.

Вопрос: Добрый день, Владимир Владимирович! Для меня большая честь задать Вам вопрос.

Хочу сказать о той ситуации, в которой сегодня оказались печатные СМИ. Дело в том, что по сравнению с ноябрём 2014 года цена на бумагу возросла на 1 марта на 63 процента. Это при том что 70 процентов от общего объёма произведённой бумаги уходит за рубеж без пошлины.

В.Путин: Сколько?

Реплика: 70 процентов уходит за рубеж на экспорт совершенно беспошлинно. И при этом они повышают для местных типографий в разы, там просто страшные даже цифры. Соответственно мы, как средства массовой информации, как печатные средства массовой информации, получаем ещё больший объём затрат, потому что там плюсуются ещё какие‑то затраты и по полиграфии. Вот, например, перед моим отъездом на форум мне позвонили из типографии, где печатается моё СМИ, с предупреждением, что скоро будет очень большое повышение. Это приведёт к катастрофе. Если ещё, может быть, выживут какие‑то крупные издания, за которыми какой‑то капитал стоит: или партии, или государства, – то мы, «малыши», независимые СМИ, общественно-политические СМИ, которые выполняют социальный заказ, которые борются за права людей простых, мы просто вынуждены будем закрыться – даже не сократиться, а просто закрыться.

Владимир Путин на Медиафоруме региональных и местных СМИ

В.Путин: У вас журнал или газета?

Реплика: У нас газета. Я из города Тулуна Иркутской области. Это город маленький, но со своей историей, со своими традициями, и моей газете уже будет 15 лет. Я сама учредитель, сама редактор, мы работаем, боремся, скажем так, с расхитителями и с теми, кто нарушает закон. И даже в этой борьбе у нас жертвы есть.

Смотрите, какие мы обсуждали на площадках пути решения этой проблемы. Во‑первых, может быть, какое‑то обращение к самим производителям, потому что, безусловно, такое повышение цены на бумагу – это какой‑то сговор, по‑другому не скажешь. Может быть, ввести какие‑то пошлины таможенные на вывоз этой бумаги?

Здесь ещё очень интересный момент есть. «Меловочка», на которой печатаются журналы и иная глянцевая продукция, поступает к нам из‑за рубежа, и она уже облагается пошлиной. Соответственно те, кто печатает журналы и какую‑то глянцевую продукцию, – например, мы как издательство тоже выпускаем книги иногда, и мы вынуждены обращаться за рубеж, потому что там это дешевле, – журналы, отпечатанные за рубежом, заходят в страну – ноль пошлины и всего лишь навсего 10 процентов НДС. Хотя на бумагу, которая поступает, чтобы печатать продукцию в стране, 18 процентов НДС и пошлина таможенная от 5 до 10 процентов. Вот такой получается парадокс. То есть мы поддерживаем сегодня своими деньгами, своими силами те страны, которые нам выставляют санкции, понимаете? А своего отечественного производителя мы готовы затоптать. И, более того, мы, собственно говоря, та сила, которая сегодня помогает Вам наводить какой‑то порядок в стране.

Поэтому здесь большая просьба посмотреть, как можно решить этот вопрос, но в том числе, возможно, и через поддержку независимых СМИ, через государственную поддержку, которые несут общественно-социальную нагрузку.

Спасибо.

В.Путин: Здесь два вопроса. Я не случайно спросил у Вас, газета или журнал, но Вы потом к журнальной проблеме тоже как бы повернулись. То, что цены подняли на целлюлозу, как Вы сказали, это, конечно, точно надо проверять. Я [Федеральной] антимонопольной службе обязательно такое поручение дам, чтобы они буквально в самое ближайшее время посмотрели, что происходит и откуда такой скачок, с чем он связан. Это первое.

Второе, что касается бумаги, она газетная и мелованная, для журналов. Что касается газетной бумаги, у нас производят её, по‑моему, пять или четыре крупных предприятия, где‑то около двух миллионов тонн они производят – 1,7; могут до двух довести. Отечественные потребители покупают только треть, всё остальное идёт на экспорт. Поэтому сказать, что у нас в стране не хватает газетной бумаги, нельзя, но я сейчас к этому вернусь.

Что касается глянцевой бумаги, или мелованной, как она называется, то у нас недостаточно развитых производственных мощностей для собственных российских потребителей этой продукции: у нас, по‑моему, только два предприятия, и то они пока не вышли на производственные мощности. Почему мы поставили ноль импортной пошлины – потому что если мы хоть чего‑нибудь там добавим, то глянцевые журналы у нас будет невозможно издавать. У нас нет просто своей бумаги пока в нужных объёмах. Поэтому это решение сознательное для того, чтобы поддержать как раз издателей, но параллельно, безусловно, нужно развивать своё производство, это очевидно. Повторяю, два предприятия есть, пока они ещё не вышли на заданные мощности.

Теперь я вернусь к газетной тематике. То, что у нас только одну треть потребляют наши отечественные покупатели, здесь я, пожалуй, с Вами соглашусь, это ещё ничего не значит. Это совсем не значит, что две трети нужно гнать на экспорт без всяких пошлин. Я знаю позицию соответствующих ведомств в Правительстве, которые говорят, что в сегодняшних сложных условиях надо бы поддержать наших производителей бумажной продукции и не ограничивать их вывозными таможенными пошлинами либо другими какими‑то инструментами, дать им возможность просто зарабатывать. Но если то, что Вы мне сейчас рассказали, приводит к тому, что газеты будут закрываться, то это не менее трагично, чем какая‑то нагрузка на соответствующую отрасль производства. Так что мы подумаем, ладно. Я обязательно с коллегами поговорю на этот счёт.

О.Тимофеева: Можно мы останемся в профессиональном поле, но, наверное, не столь финансовом и не столь материальном?

Я накануне вела секцию «Телевизионная журналистика», около 50 человек. Говорю: «Скажите, пожалуйста, какие отношения у ваших телекомпаний с региональными властями? Поднимите руки, у кого, к примеру, хорошие, партнёрские, дружеские». (Смех.) Три или четыре человека подняли руки. «Скажите, у кого напряжённые, кого прессуют, кого не слышат, кому не дают субсидии?» – опять три или четыре человека, всего было 50. Я говорю: «А остальные?» А остальные говорят очень робко: «А мы же боимся, потому что без местных денег мы не выживем, потому что районные газеты просто провалятся, а рынка рекламного нет».

В.Путин: Это вот все присутствующие так себя вели?

О.Тимофеева: Ну, не все.

В.Путин: За что вы им давали тогда премии, я не понимаю.

О.Тимофеева: У меня к Вам вопрос в продолжение. Нас в журналистике всегда учили: с властью – на расстоянии вытянутой руки, потому что репутация – самое важное, нельзя продаваться никакому чиновнику. Но, к сожалению, иногда, когда они публикуют даже наши материалы о том, что выясняет наш проект «За честные закупки», это иногда небезопасно. Если можно, вопрос в продолжение у нас будет от Алексея Мигунова, Приморский край.

Владимир Путин на Медиафоруме региональных и местных СМИ

А.Мигунов: Добрый день, Владимир Владимирович! Коллеги!

Я хочу поднять вопрос о том, что наша профессия в последнее время теряет жанр журналистских расследований. Заниматься расследованиями в регионах действительно становится всё тяжелее и нередко просто небезопасно. Только в прошлом году мы слышали громкие скандалы о преследованиях журналистов в Биробиджане, газета «На дом», в Ростове-на-Дону, газета «Новое время», мы помним достаточно жуткую историю с избиением главного редактора газеты «Аршан» в Бурятии.

Наше агентство работает почти по всем регионам Дальнего Востока, и иногда кажется, что местные власти расценивают свои регионы, как собственные медвежьи углы. Для нас уже привычными становятся вызовы на допросы, уголовные дела, преследования, угрозы. Например, три года назад на Сахалине мы опубликовали письмо местных жителей, которые обращались к Вам за помощью, и в нём фигурировал сенатор от области Александр Верховский. Он подал на нас в суд. Теперь, как на работу, три года из Южно-Сахалинска во Владивосток к нам прилетают следователи, по пять человек. Понятно, что, видимо, у полиции Сахалина тоже профицит бюджета, как и в области.

Сейчас в Приморском крае мы ведём расследование коррупционных схем в Приморском УФМС. Итог расследований одинаковый: это угрозы, преследования, давление. Может быть, слава богу, чувствуем защиту и поддержку Народного фронта, который действительно, как мне кажется, в последнее время подменяет собой даже правоохранительные органы.

Владимир Владимирович, как мне кажется, журналист должен иметь не только свободу слова, но и свободу после сказанного слова. Как Вам кажется, что, Вы думаете, нужно сделать, чтобы региональные, местные власти прекратили использовать свои административные, правоохранительные ресурсы для давления на независимые средства массовой информации?

В.Путин: Вопрос серьёзный, один из ключевых. Для этого нужно, чтобы сами средства массовой информации были действительно независимыми и чтобы в этом не было ни у кого сомнений.

Нужно обязательно добиться того, чтобы никто не пробовал даже использовать средства массовой информации для достижения своих бизнес-интересов, каких‑то других интересов, не связанных с интересами общества или региона, где функционирует то или другое средство массовой информации. То, что независимого человека, порядочного, честного, который прямо говорит о проблемах, то, что такие люди сталкиваются с противостоянием, сталкиваются с давлением, – вы знаете, везде так происходило, везде происходит: и у нас в стране, и за рубежом. Это касается не только журналистов, это касается порядочных и честных сотрудников правоохранительных органов, следственных органов, судейского корпуса и так далее – это в целом проблема общества.

В нашем обществе очень чувствительно люди относятся ко всему, что мы называем справедливостью. Когда, допустим, в Вашем случае журналисты помогают людям разобраться с той или другой проблемой, вытаскивают на свет божий какие‑то «художества» каких‑то чиновников, начальников абсолютно из всех сфер нашей жизни, то это, конечно, чрезвычайно важная функция. Но, Вы знаете, Общероссийский народный фронт скажет вам спасибо. Те люди, которым вы на хвост наступаете, вряд ли. Они всегда будут противодействовать. Это внутренний выбор каждого человека, готов он к такой борьбе или нет.

Но что нужно делать для того, чтобы порядочным людям, работающим в вашей сфере, было легче? Нужно, во‑первых, в обществе утверждать соответствующие принципы морали и нравственности. Нужно укреплять законодательную базу работы независимых средств массовой информации. Нужно, конечно, создавать такие неформальные инструменты, как Общероссийский народный фронт. Не случайно я же попросил коллег – я услышал, они это сделали – центр правовой помощи создать, чтобы он подсказывал, помогал и вёл, чтобы устраивали вот такие форумы, встречи на постоянной основе.

Всё‑таки Общероссийский народный фронт – это общенациональная структура, которая сейчас работает практически во всех регионах Российской Федерации и непосредственно выходит всё‑таки и на Правительство, на Президента. И это такой инструмент прямой поддержки независимой прессы. Я надеюсь, что мы будем это и дальше использовать всё более активно. Но нужны, конечно, и меры законодательного порядка. Давайте вместе подумаем, как это сделать.

И завершить сегодня хочу тем, с чего начал. Нужно, чтобы всё‑таки и сами средства массовой информации не давали никакого повода сомневаться в правильности, в объективности тех материалов, которые они излагают. У нас, к сожалению, сейчас – не знаю, вы это замечаете или нет, не знаю, как на местах, – в федеральных СМИ уже в практику входит такая форма общения с различными крупными бизнес-структурами, с различными ведомствами, когда платят не за то, что объективно излагают информацию о деятельности тех или иных ведомств, а платят за то, чтобы не писали ничего, – откупаются. В условиях сложной экономической ситуации это одна, может быть, из форм поддержки прессы, но абсолютно недостойная и вредная и для самой сферы средств массовой информации, и для общества в целом.

Мы все вместе с вами, имея в виду многообразие этой проблемы, должны постоянно анализировать всё, что происходит в этой сфере, и соответствующим образом строить свою работу. Но со своей стороны уверяю вас, что буду делать всё, что от меня зависит, чтобы вас поддержать.

Д.Миненко: Многие вопросы, которые поднимались в рамках медиафорума, касались развития СМИ как бизнеса, и я хотел бы в этой связи слово предоставить коллеге из Ростовской области.

Вопрос: Здравствуйте, Владимир Владимирович. Я представляю телекомпанию «Волгодонский вестник», это региональная телекомпания, находимся мы в Ростовской области, одна из старейших региональных телекомпаний, нам в этом году 26 лет.

Я хочу сказать, что медиафорум – это площадка для вопросов, ответов, для возмущений, для обсуждений, предложений. Сейчас в связи с такой непростой экономической ситуацией у нас, конечно же, в разы упала реклама. Предприниматели не могут позволить себе уже так активно размещаться, и в связи с этим мы даже сокращаем определённые цены. Но нам же надо как‑то компенсировать и наращивать эту рекламу, но, к сожалению, у нас только 15 процентов в час эфирного времени, как и федеральным каналам, выделяется на рекламу. Поэтому мы с коллегами обсуждали эту тему, как в других регионах, – и, может, как‑то можно было бы эту норму поднять для нас, то есть добавить нам ещё процентов 15 на рекламу? И её могли бы предприниматели использовать – на ту же бегущую строчку, это очень демократичный вид рекламы, который доступен многим мелким предпринимателям, в том числе в Ростовской области. Спасибо.

Владимир Путин на Медиафоруме региональных и местных СМИ

В.Путин: Это проблема известная. Рекламы много, мало – трудно сказать, я редко смотрю, к сожалению, телевизор. Но когда случается – и когда всё время что‑то прерывается и идёт реклама, даже не буду вам вслух сейчас произносить, что я по этому поводу думаю. И думаю, что также со мною согласно подавляющее большинство граждан Российской Федерации. Неформальная лексика сразу у меня возникает.

Можно или нельзя увеличить? Конечно, можно. Но, во‑первых, есть определённые ограничения, медицинские ограничения. Скажем, Вы знаете, что в передачах не больше 15 минут, там вообще реклама не рекомендуется по медицинским соображениям.

Бегущая строка – наверное, тоже можно. Вопрос в том, чтобы не переборщить с этой рекламой совсем уже, чтобы, скажем, печатные издания всё‑таки, прежде всего, были не чисто рекламными, а несли бы в себе какую‑то полезную для общества информацию, а уже потом выполняли вот эту функцию рекламы товаров и услуг.

Ну а что касается электронных [СМИ], здесь тоже, понимаете, если вы переборщите с этим или мы с вами переборщим с этим, то люди просто смотреть не будут, и тогда смысл этих электронных СМИ, в том числе и региональных, в значительной степени будет утрачен.

Я понимаю проблему, и, более того, мне приходится этим постоянно заниматься с нашими федеральными средствами массовой информации, с крупными каналами, которые так же, как и вы, мужики такие здоровые приходят, чуть ли не плачут. Мне их так жалко сразу становится. Но пока всё‑таки мы держимся. Пусть они изыскивают, изыскивают внутренние резервы и сокращают издержки производства. Хотя, безусловно, проблема есть, надо подумать.

О.Тимофеева: Вы знаете, так же держится сегодня, как Вы говорите, и «Почта России». У Общероссийского народного фронта с ней давняя любовь, потому что огромное количество вопросов возникает.

В Государственной Думе сегодня находится законопроект о почтовой связи, но мы не видим перспективы развития, у нас нет концепции развития. Огромное количество вопросов возникало, когда повышались вдруг тарифы. Понятно, не было субсидий, но нельзя было ставить газеты на грань того, что их просто не будет, потому что некому их будет доносить. И всё это закладывалось в цену самих газет и печатных СМИ.

Были вопросы по непонятным госзакупкам. Они закупали каких‑то непонятных людей, которые ходили и якобы изучали услуги почты. То есть огромное-огромное количество вопросов, которые, к сожалению, на сегодня так и остаются без ответов, потому что мы идём немного разными путями. А понимая, что коммерциализация почтового оператора может привести в том числе к тому, что наши газеты некому будет разносить, к тому, что будут проданы самые лакомые кусочки в центре, а, как правило, главпочтамты в городах – это самые лакомые кусочки, прямо в центре, хотелось бы понять Ваше видение, куда всё‑таки развиваться этому почтовому оператору, поскольку всё‑таки почта – это то, что «берут прежде всего», когда что‑то серьёзное случается?

В.Путин: Почта – это ведь тоже структура, которая должна работать самодостаточно и иметь определённую прибыль, или тогда её нужно безмерно субсидировать…

Читать весь материал

 

 

Владимир Путин на Медиафоруме независимых региональных и местных СМИ

 

 

Более подробную и разнообразную информацию о событиях, происходящих в России, на Украине и в других странах нашей прекрасной планеты, можно получить на Интернет-Конференциях, постоянно проводящихся на сайте «Ключи познания». Все Конференции – открытые и совершенно безплатные. Приглашаем всех просыпающихся и интересующихся…

 

Поделиться: