Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

Владимир Путин и Ким Чен Ын ответили на вопросы представителей СМИ

25 апреля 2019
562

По окончании переговоров с Председателем Государственного совета Корейской Народно-Демократической Республики Ким Чен Ыном Владимир Путин ответил на вопросы представителей СМИ.

В.Путин: Добрый день! Я предлагаю сразу же перейти к вопросам. Слушаю их и постараюсь на них ответить. Пожалуйста.

Вопрос: Владимир Владимирович, это была Ваша первая встреча с Ким Чем Ыном. Его личность в принципе вызывает большой интерес по всему миру. Не могли бы Вы в связи с этим рассказать, какое у Вас лично сложилось впечатление о нём как о человеке, политике и довольны ли Вы итогами переговоров с ним?

В.Путин: Да. Итогами переговоров мы все довольны – и я, и мои коллеги. Председатель Ким Чен Ын – человек достаточно открытый, ведёт свободную дискуссию. По всем вопросам, которые были в повестке дня: и по двусторонним отношениям, по вопросам, связанным с санкционными делами, с Организацией Объединённых Наций, со своими отношениями с Соединёнными Штатами и, конечно, по главной теме, по денуклеаризации Корейского полуострова, – мы с ним говорили очень подробно, затрагивая разные стороны всех этих проблем. Могу подтвердить, что он достаточно интересный и содержательный собеседник.

Вопрос: Владимир Владимирович, после сегодняшних переговоров, по Вашим ощущениям, какова перспектива реальной денуклеаризации Корейского полуострова и перспектива выстраивания отношений между Пхеньяном и Сеулом? Что для этого нужно сделать, какие шаги предпринять, какие барьеры, может быть, преодолеть и что мешает договориться?

В.Путин: Самое главное, и мы сегодня об этом говорили в ходе переговоров, – нужно восстановить силу международного права, вернуться к ситуации, когда международное право, а не кулачное право определяет положение, ситуацию в мире. Если мы этого добьёмся, то это будет первым шагом, важнейшим шагом на пути к разрешению подобных сложных ситуаций, как та, что сложилась на Корейском полуострове.

Конечно, что такое денуклеаризация? Это, в известной степени, разоружение Северной Кореи. Разумеется, – и я всё время об этом говорил, могу ещё раз подтвердить, об этом говорит и северокорейская сторона, – Корейской Народно-Демократической Республике нужны гарантии своей безопасности, сохранения суверенитета. Но какие это могут быть гарантии, кроме международно-правовых? Можно подумать, и, наверное, это будет правильно, о международных гарантиях, но они тоже лежат в сфере международного права. Поэтому ничего другого мы здесь не придумаем. Насколько будут эти гарантии существенными, насколько они будут отвечать интересам Корейской Народно-Демократической Республики – сейчас об этом рано говорить, но нужно сделать первые шаги к повышению доверия. И мне кажется, что в целом в конечном итоге это возможно.

Это было возможно ещё в 2005 году, когда между Соединёнными Штатами и Северной Кореей был заключён соответствующий договор, соглашение, но потом вдруг почему-то американским партнёрам показалось, что положения, заложенные и согласованные Соединёнными Штатами, не являются исчерпывающими, что нужно добавить туда ещё что-то. Эти вкрапления пошли в этот договор, и Северная Корея тут же из договора вышла.

Если мы будем действовать таким образом, шаг вперёд, два шага назад, то не добьёмся желаемого результата. А если будем двигаться постепенно, с уважением относясь к интересам друг друга, в данном случае имею в виду все вовлечённые стороны в решение северокорейской проблемы, или денуклеаризации Корейского полуострова, если будем двигаться аккуратно, относясь с уважением друг к другу и к интересам друг друга, то добиться этой цели в конечном итоге можно.

Вопрос: Скажите, пожалуйста, Вы планируете рассказать о сегодняшней встрече Дональду Трампу или предпочтёте обсудить итоги переговоров с другими Вашими коллегами, которые завтра соберутся в Пекине? И вообще, насколько сочетаются усилия России и США на корейском треке и, главное, совпадают ли интересы наших стран по ситуации вокруг КНДР?

В.Путин: В чём-то совпадают.

Я, конечно, буду говорить и завтра в Пекине наверняка с руководством Китайской Народной Республики, но так же открыто, откровенно мы будем обсуждать этот вопрос и сегодняшнюю встречу с американским руководством. Здесь нет никаких секретов, позиция России всегда открыта, нет никаких заговоров. Более того, Председатель Ким Чен Ын сам просил нас проинформировать американскую сторону о своей позиции, о тех вопросах, которые у него возникают в связи с процессами, которые происходят на Корейском полуострове, и со всем, что вокруг этого происходит. Поэтому здесь нет никаких, повторяю, секретов. Мы это будем обсуждать и с американцами, и с китайскими друзьями.

Что касается того, совпадают ли у нас интересы в чём-то с Соединёнными Штатами здесь, – да, тоже это так. Мы, например, за полную денуклеаризацию, это правда. Мы вообще против распространения оружия массового уничтожения по планете. И именно поэтому значительная часть шагов в рамках Организации Объединённых Наций согласовывается. Правда, при принятии соответствующих решений – скрывать не будем, вы это хорошо сами знаете, – идёт часто борьба за определённые формулировки. Но что касается снижения угрозы ядерных конфликтов – это, безусловно, наш общий приоритет.

Но у меня сложилось впечатление, что и северокорейский лидер придерживается такой же точки зрения, им нужны только гарантии своей безопасности, вот и всё. Об этом нужно думать всем вместе.

Пожалуйста.

Вопрос: Ещё при Ким Чен Ире у России были планы по строительству газопровода в Южную Корею через территорию Северной Кореи и по модернизации железных дорог на территории КНДР. Но, видимо, из-за введения санкций против Пхеньяна многое из этого зависло в воздухе. Вы сейчас обсуждали с Ким Чен Ыном эти проекты? И вообще интересны ли российской стороне сейчас эти проекты?

В.Путин: Я говорил об этом. Мы уже говорим об этом не первый год. Это и прямое железнодорожное сообщение между югом Корейского полуострова, севером, Россией с выходом на Транссиб, это возможность прокладки трубопроводного транспорта, и можно и о нефти говорить, и о газе, и это возможное создание строительства новых линий электропередачи. Всё это возможно, более того, на мой взгляд, во всяком случае мне так всегда казалось, что это и в интересах Республики Корея, Южной Кореи. Но есть, видимо, дефицит суверенитета при принятии окончательных решений, есть какие-то союзнические обязательства у Республики Корея перед Соединёнными Штатами, и в какой-то момент всё останавливается. На мой взгляд, если бы эти проекты и подобные им были бы реализованы, то это создавало бы необходимые условия для повышения того самого доверия, которое так необходимо для решения проблем.

Вот недавно произошла стыковка железных дорог Севера и Юга. В принципе, есть уже выход, по сути, и в Россию. Но пока нам не удаётся хотя бы первые составы прогнать там в тестовом режиме. Будем над этим спокойно, напряжённо и терпеливо работать. Надеюсь, что когда-то мы сможем это сделать. И чем быстрее мы это сделаем, тем лучше.

Вопрос: Готов ли Ким продолжать контакты с Соединёнными Штатами Америки? И какой настрой у северокорейского лидера?

В.Путин: Прежде всего настрой на защиту своих национальных интересов и обеспечение своей безопасности. Но если со стороны северокорейских партнёров (имею в виду прежде всего американцев) будет проявлено желание к конструктивному диалогу, я думаю, что в конечном итоге без переговоров не обойтись. Мне кажется, что другого пути нет. Ну, а на что он согласен, на что не согласен, это лучше у него спросить.

Вопрос: Скажите, поднималась ли на переговорах тема северных корейцев, которые работают в России? Они же должны вроде покинуть нашу Родину, а они не хотят. Спасибо.

В.Путин: Да, мы говорили об этом. Здесь существуют разные варианты. Есть вопросы гуманитарного характера, есть и вопросы, связанные с реализацией прав этих людей. Есть спокойные, не конфронтационные решения. Надо сказать, что корейцы работают у нас хорошо, никаких проблем местная власть не фиксирует с ними. Это очень трудолюбивые люди, законопослушные, дисциплинированные. Мы это обсуждали.

Вопрос: В 2000-х годах существовал шестисторонний формат по урегулированию корейского вопроса, и стороны даже умудрялись договариваться. Однако, по понятным причинам, формат сейчас приостановлен. На Ваш взгляд, имеет ли смысл в нынешних условиях возобновить его?

В.Путин: Не знаю, нужно ли прямо сейчас возобновлять этот формат, но я глубоко убеждён, что если мы дойдём до ситуации, когда нужно будет вырабатывать какие-то гарантии одной из сторон, в данном случае гарантии безопасности Корейской Народно-Демократической Республики, то без международных гарантий здесь не обойтись. Вряд ли здесь будет достаточно каких-то договорённостей между двумя странами. Но это в конечном итоге дело страны, которой это прежде всего касается, это прежде всего дело Корейской Народно-Демократической Республики. Если ей будет достаточно гарантий только со стороны Соединённых Штатов или со стороны соседа с юга, Южной Кореи, Республики Корея, – ну хорошо. Если этого будет недостаточно, мне думается, что, скорее всего, так и будет, если вообще мы дойдём до этого, чего бы очень хотелось, то такой формат шестисторонних переговоров, он, конечно, будет очень востребован для того, чтобы разработать систему международных гарантий безопасности Северной Кореи.

Вопрос: Владимир Владимирович, вчера Вы подписали указ об упрощённом порядке выдачи российских паспортов жителям Луганска. Знаете ли Вы, насколько негативную реакцию это решение вызвало в мире и на Украине? И не провоцируете ли Вы таким образом нового президента этой страны, Владимира Зеленского?

В.Путин: Это вызвало какую-то негативную реакцию, да? Это странно, что у кого-то вызывают решения подобного рода негативную реакцию. И вот почему. Потому что, например, Польша уже в течение многих лет – чуть ли не 10 лет, по-моему, с 2009 года – выдаёт карты поляка. То же самое, даже больше: выдаёт паспорта Венгрия, паспорта выдаёт Румыния (соответственно венграм, румынам, полякам).

В этой связи у меня возникает вопрос: а чем же русские, проживающие на Украине, хуже румын, поляков или венгров, или украинцы, проживающие там же, но чувствующие свою неразрывную связь с Россией в силу разных обстоятельств (родственных связей, смешанных браков и каких-то других соображений)? Я здесь не вижу ничего необычного.

Более того, когда другие страны, соседи Украины, в течение многих лет уже это делают, почему Россия не может этого делать, тем более что люди, проживающие на территориях Донецкой Республики или Луганской Республики, находятся в гораздо более сложном положении, чем поляки, румыны или венгры на территории Украины? Потому что они лишены очень многого. Лишены элементарных человеческих прав с точки зрения получения образования, например. Им даже трудно передвигаться по территории Украины либо третьих стран, по территории России даже трудно передвигаться, им не купить билет даже часто на самолёт или на поезд. Это вообще запредельная ситуация.

Что же касается провоцирования, то мы далеки, и я лично далёк от того, чтобы кого-то провоцировать. Вопрос, связанный с паспортами, носит чисто гуманитарный характер. Что же касается ещё действующих, но уходящих от власти и приходящих на смену властей Украины, то и прежняя, и приходящая, насколько я себе представляю, и они публично же об этом говорят, например, не собирались и не собираются до сих пор подписывать соответствующие нормативные акты об амнистии. Они не собираются признавать особый статус ЛНР и ДНР. А это ключевые вопросы минских соглашений. Это означает, что они не собираются исполнять минские соглашения.

Ну а как же судьба людей, которые проживают на этих территориях? Они так и будут брошены? Они так и будут жить в полной изоляции? Ведь это не Россия установила этот режим изоляции, это сделали киевские власти, не мы же это сделали. А это, кстати говоря, тоже прямое противоречие минским соглашениям. Не восстановлено ничего: ни экономические связи, ни финансовые отношения – ничего. Ещё и гуманитарные проблемы создаются для людей подобного рода. Ну конечно, мы не можем на это спокойно смотреть. Но мы далеки от того, чтобы кого-то провоцировать. Если приходящие к власти люди в Киеве найдут в себе силы реализовать минские соглашения, то мы будем всячески этому содействовать и будем всё делать для того, чтобы нормализовать ситуацию на юго-востоке Украины.

Пожалуйста.

Вопрос: В продолжение темы. А как в целом оцениваете итоги президентских выборов на Украине? И как при новом президенте, на Ваш взгляд, будут складываться дальше российско-украинские отношения?

В.Путин: Этого я не знаю. Это будет зависеть от той политики, которую будет проводить новое политическое руководство Украины. Мы хотим, готовы к тому, чтобы восстанавливать эти отношения в полном объёме, но мы не можем делать это в одностороннем порядке.

А оценивать? Что здесь оценивать? Это полный провал политики Порошенко. Полный и абсолютный. И я уверен, что новые власти не могут это не понимать. Они прекрасно это понимают. Посмотрим хотя бы на первые шаги. Понимать – это одно, а выстроить реалистичную политику, отвечающую интересам своего народа, – это другое.

Вопрос: В продолжение темы Вашего указа. Порошенко сегодня пробует через партнёров собрать Совет Безопасности ООН. И что касается западной реакции, то используется такая терминология, как «территориальная целостность». Имеет ли отношение Ваш указ к территориальной целостности Украины, потому что президент, пока ещё действующий, говорит, что это попытка аннексии и создания русского анклава на территории Украины?

В.Путин: Послушайте, я уже, по-моему, ответил на этот вопрос. По поводу выдачи паспортов другими соседними государствами почему-то не предпринимались попытки вынести этот вопрос на уровень Совета Безопасности ООН. А здесь почему? Чем отличается эта ситуация? Да ничем. Только, ещё раз повторяю, люди, проживающие на территориях ЛНР и ДНР, находятся в гораздо более тяжёлом положении. Это вопрос гуманитарного характера. Ну, пускай выносит, пообсуждаем.

В своё время господин Порошенко выступил инициатором присутствия Организации Объединённых Наций на этих территориях для охраны, обеспечения безопасности наблюдателей ОБСЕ. Мы согласились. Тут же отказались наши украинские партнёры, потребовали большего, потребовали, чтобы там вообще всё было передано под контроль сил ООН. Это отдельная тема, это можно обсуждать. Но это не стремление к решению вопроса путём диалога с людьми, которые проживают на этих территориях. Это всё попытки так или иначе «нагнуть», «наклонить», с помощью каких-то силовых акций прямого характера либо косвенного решить эти вопросы, решить проблему, по сути дела, легитимности власти, источником которой является государственный переворот.

Спасибо. Всего хорошего.

 

Поделиться: