Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

Большая пресс-конференция Владимира Путина 2019 года. Полная версия

19 декабря 2019
523

В.Путин: Добрый день!

Мы с вами проводим ставшую регулярной встречу в конце года, для того чтобы посмотреть, как этот год закончился, как прошёл, каких результатов мы добились, что не удалось сделать, может быть, пока и почему.

Не буду с длинными речами выступать в начале. Так понимаю, что желающих задать вопрос очень много, и в ходе нашей сегодняшней дискуссии, в ходе сегодняшней встречи я постараюсь воспользоваться вашими вопросами и показать, что и как у нас происходит в стране.

Вам спасибо большое за живой интерес к встречам подобного рода. Давайте начнём.

Пожалуйста.

Д.Песков: Спасибо, Владимир Владимирович.

У нас уже сложилась традиция, мы даём право начинать пресс-конференцию «старожилам» президентского пула, которые уже больше многих-многих лет с Владимиром Владимировичем, освещают всю его работу. Я продолжаю эту традицию.

«Маяк», Валерий Санфиров. Пожалуйста, дайте микрофон.

В.Санфиров: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Валерий Санфиров, радиостанция «Маяк».

Хотел одно спросить, но сегодня послушал прогноз погоды, сказали, что снега не будет до конца декабря. Сразу подумал, с какого антуража Вы будете записывать новогоднее обращение.

Но я не про ёлочку хотел спросить, а про климатические изменения. Все об этом говорят, но, похоже, никто не знает, что с этим делать. Чем это чревато – Ваше личное мнение на этот счёт? Какой ущерб для России могут нанести эти климатические изменения?

И ещё. В этом году, если не ошибаюсь, Россия присоединилась к Парижским соглашениям (Правительство приняло соответствующее постановление), и согласно им до 2030 года сокращение вредных выбросов должно составить от нашей страны 25–30 процентов.

Но Вы на конференции ВТБ «Россия зовёт!» – совсем недавно она была – сказали, что к этому же периоду сокращение составит до 60 процентов. Мне вот интересно, Вы впервые ошиблись или имели что-то особенное [в виду]?

Спасибо.

В.Путин: Поймал. Уел.

Действительно, Россия присоединилась к Парижскому соглашению. Собственно говоря, мы заявили об этом ещё раньше, но в этом году это всё конституировано в решение в рамках соответствующего постановления Правительства. И там действительно записана цифра – 25–30 процентов от базового периода, за который принят 1990 год. Собственно говоря, так практически все страны делают, в том числе ЕС: они приравнивают начало своей работы к 1990 году, вернее, отсчёт делают с этой даты.

Но если… Как мне вывернуться-то из того, что Вы сейчас спросили… Если за 100 процентов взять, минус 30 процентов, это как раз и останется всего 70, а если иметь в виду поглощающую способность наших лесов, то, может, будет и 60. Это то, что останется. Будем считать, что я это имел в виду. Это первое.

Второе. Россия не относится к числу самых первых, самых крупных эмитентов выбросов в атмосферу. На первом месте, по данным ООН, есть разные подсчёты разных организаций, но, по данным ООН, первые места занимают Соединённые Штаты Америки и Китайская Народная Республика – по 16 процентов они эмитируют от общих выбросов, затем ЕС – 11 процентов, потом Россия – 6, потом Индия – 5.

Как вы знаете, в Парижском соглашении поставлена задача не допустить роста температуры на 1,5 процента. Удастся нам это сделать всем вместе или нет – я не знаю, потому что никто не знает на самом деле причин изменения, глобального, во всяком случае, изменения климата.

Ведь мы знаем, что в истории нашей Земли были такие периоды, когда было и потепление, и похолодание, и это может зависеть от глобальных процессов во Вселенной. Небольшой наклон оси вращения Земли и её орбиты вокруг Солнца могут приводить, и приводили уже в истории нашей планеты, к очень серьёзным изменениям климата на Земле, колоссальным, которые имели такие драматические последствия – хорошие или плохие, но они были драматическими.

И сейчас тоже. Посчитать, как современное человечество влияет на изменение глобального климата, очень сложно, если вообще возможно. Но не делать ничего тоже нельзя, я в этом согласен со своими коллегами. Поэтому во всяком случае мы должны предпринять максимальные усилия для того, чтобы климат драматически не менялся.

Что касается нашей страны, то для нас этот процесс очень серьёзным является. Темпы роста температур у нас выше, чем в среднем на планете, в 2,5 раза. У нас, как вы знаете, страна северная, 70 процентов нашей территории находится в северных широтах, у нас есть целые города за Полярным кругом, которые построены на вечной мерзлоте. Если она начнёт таять, вы представляете, какие последствия здесь могут для нас возникнуть. Очень серьёзные.

Кроме того, где-то становится, может быть, теплее, вот как сейчас в Москве рекорды очередные мы устанавливаем по температурам, но это может привести к опустыниванию некоторых территорий, и нас это касается напрямую.

Изменения климата проявляются в том числе и в росте количества различных природных катаклизмов: пожаров, наводнений и так далее. Это тоже всё нас касается напрямую. Поэтому мы делали это, будем делать, будем предпринимать усилия по тому, чтобы минимизировать последствия от этих изменений.

Д.Песков: Продолжаем. Регионы. «15 лет Камчатка без вопроса» – я вижу.

Камчатка.

А.Островская: Здравствуйте, Владимир Владимирович, уважаемые коллеги, Дмитрий Сергеевич.

Действительно, Камчатке не давали слово более десяти лет. Как известно, жителям Камчатки, чтобы добраться до большой земли, нужно купить билет на самолёт, и, к сожалению, не всем это доступно. Да, существует прекрасная программа плоских тарифов от «Аэрофлота», президентская программа субсидирования билетов для молодёжи, пенсионеров и многодетных семей. Но, к сожалению, их очень быстро раскупают. Они далеко не всем достаются. И сейчас ещё «Аэрофлот» заявил о том, что не исключает возможности того, что программа плоских тарифов вовсе уйдёт в историю. И тогда многие камчатцы вообще окажутся запертыми на своём полуострове.

Скажите, пожалуйста, каким Вы видите решение этой проблемы.

И ещё маленький подвопрос. Владимир Владимирович, Вы очень давно не приезжали на Камчатку с официальным визитом. Не связано ли это с недоступностью авиабилетов на Камчатку?

В.Путин: Это не связано с дороговизной билетов на Камчатку, потому что я как раз попадаю в льготную категорию. Обратите на это внимание. (Смех в зале.) Но дело даже и не в этом, а в том, что просто пока не складывалось.

Вопросов, конечно, там острых много. Но мои поездки не называются официальными визитами. С официальными визитами я езжу за границу. А здесь у меня рабочая поездка. Это не значит, что Камчатка выпадает из поля нашего зрения, моего, Правительства. Мы всегда занимаемся Камчаткой. Это очень важный для нас регион и с экономической, и с социальной, и с военной точки зрения, потому что, как известно, там находится одна из баз наших стратегических подводных ракетоносцев. Поэтому мы занимаемся и будем этим заниматься на Камчатке.

Но что касается билетов, плоских тарифов – никто их не собирается отменять. «Аэрофлот» просто немножко нагнетает, выдавливая из Правительства деньги на организацию этих полётов. Мы будем это делать и дальше. Больше того, эта программа, как вы знаете, расширяется, не только за счёт Дальнего Востока, но и за счёт других регионов. И это тоже мы будем делать.

Но в целом, конечно, нам просто чего нужно добиваться? Роста доходов граждан, которые – мы об этом ещё поговорим – у нас растут очень медленно, это первое, и снижения издержек при перевозке. Таким образом нужно будет снижать и тарифы на проезд, стоимость билетов. Но эти программы будут продолжаться. Пока глобальных изменений не наступило, будем продолжать эти программы.

В рамках самого «Аэрофлота» есть ещё резервы, уверяю вас. И мы с Министром транспорта, с вице-премьером, который это курирует, с руководством «Аэрофлота» тоже об этом говорим.

В.Смирнов: Петербург заваливает мусором Ленобласть.

Д.Песков: Так, давайте мы будем… Вот как мы договорились…

В.Путин: Мы и к Петербургу, и к мусору, и к другим острым проблемам…

Д.Песков: Послушайте, если мы будем кричать… Вы проявляете неуважение ко всем остальным.

В.Путин: Давайте мы так сделаем. Вот это сделаем как исключение, Ваш вопрос. Ладно? Но, пожалуйста, больше так не делайте, иначе у нас начнётся такой восточный базар и никакого диалога не выйдет.

Давайте про мусор.

В.Смирнов: Виктор Смирнов, 47news. Наше издание пишет про Ленинградскую область.

Как Вы, конечно же, знаете, в России стартовала «мусорная реформа». Во всех регионах, кроме Москвы, Севастополя и Санкт-Петербурга, – им дали отсрочку до 2022 года. Ну, то есть когда сможете, тогда и зайдёте.

Но что касается Петербурга и Ленобласти, в Ленобласти уже «мусорная реформа» стартовала. Получилось так, что весь мусор мегаполиса, практически весь, уезжает в Ленинградскую область. Там уже работа идёт, но идёт рассинхронизация. То есть два региона, которые друг от друга полностью зависят в этом плане, то есть логистика вся страдает, непонятно, какие машины едут.

И у жителей Ленобласти возникает резонный вопрос, а почему – причём очень много нелегальных машин, – почему под моими окнами растут свалки, а мусор явно везётся из города. И всё по закону, всё по процедуре. Можно ли как-то законодательно поторопить Петербург?

В.Путин: Можно и поторопить законодательно. Но вопрос даже не в этом, вопрос в том, чтобы вёлся прямой диалог с людьми на этот счёт. Люди должны знать, что поступает, откуда поступает, на каком основании поступает и в каком виде это будет дальше развиваться. Ведь вы смотрите, у нас…

Садитесь, пожалуйста.

В.Смирнов: Просьбу можно?

В.Путин: Просьбу? Хорошо. Я ещё не ответил на вопрос. Давайте просьбу. Хорошо.

В.Смирнов: Извините. А можно после пресс-конференции интервью на десять минут, пока Вы до машины идёте?

В.Путин: Это можно сделать. Но Вы не дослушали ответ. Рано спасибо говорить. Время после пресс-конференции – имеется в виду в течение этого года либо в течение следующего года. Мы пока с Вами не определились, но в принципе это возможно.

Теперь по поводу всё-таки мусора. Ведь эта цифра хорошо известна: мы генерируем в год по стране 70 миллионов тонн бытовых отходов. 70 миллионов тонн! Вы представляете? Огромное количество.

И такой отрасли, как переработка бытовых отходов, в Советском Союзе и в новой России никогда не было, мы создаём её с нуля. И здесь, конечно, основные решения в целом приняты: создан федеральный оператор, созданы 200 с лишним региональных операторов, принята схема территориального планирования по решению этого вопроса.

Но чего, мне кажется, не хватает – точно совершенно не хватает прямого общения с гражданами. Нужно им показывать, что будет, как будет развиваться, где будет перерабатываться и где будут захораниваться пока эти отходы.

И конечно, мы должны точно совершенно избавиться от всяких серых схем и криминала. Здесь нужно наводить элементарный порядок. Люди, конечно, возмущаются – я вот воспользуюсь Вашим вопросом – и ростом тарифов. Не было никогда отдельной строчки по бытовым отходам, теперь она появилась и сразу многократно выросла. Это нужно объяснять.

Для того чтобы объяснить, откуда взялись эти цифры, нужно, чтобы это всё было прозрачно, понятно, кто и за что платит. В сельской местности взяли, вздули многократно эти тарифы за вывоз мусора, когда в сельской местности, как правило, никуда не выносили, в соседний лес всё вываливали. Но это же тоже непорядок.

Потом увозить надо куда-то – за это тоже надо заплатить. Это должно быть прозрачно, людям должно быть понятно, за что они платят, – в этом, мне кажется, главная проблема.

Может быть, кстати говоря, в Ленинграде и в Ленинградской области такая же ситуация. Почему из Петербурга возят в Ленинградскую область? Хорошо, будут вывозить куда-нибудь к Северному Ледовитому океану, тогда тариф ещё раз в 10 увеличится.

Ведь Ленинградская область и город Петербург, когда-то Ленинград, – это единый экономический район. И в своё время, в советское, и руководилось, по сути, из одного органа – из обкома КПСС.

Теперь, когда у нас произошло такое разделение, интересы, конечно, у этого единого как бы региона по субъектам Федерации немножко разные. Но для того, чтобы люди…

Кстати говоря, многие из Ленинградской области, так же как и из Московской, работают в Петербурге, и они там генерируют эти отходы, в Петербурге, в этом всё дело, а потом вывозят туда, где они живут, условно говоря. Прозрачно нужно делать весь этот процесс, и, мне кажется, ситуация может и должна поменяться.

Но, кроме всего прочего, нам нужно развивать отрасль с точки зрения строительства предприятий. Они уже строятся. Количество предприятий должно быть увеличено по переработке этих отходов. И тоже людям нужно объяснять, что это за предприятия, как они будут работать, каков ущерб и будет ли ущерб для окружающей среды и создадут ли они какие-то проблемы для людей, которые будут проживать рядом с этими предприятиями.

Ведь в крупных мировых мегаполисах, скажем, в Токио, там перерабатывающие предприятия прямо в черте города находятся. Не дымят, извините за моветон, не воняют, людям жизнь не портят и экологию не разрушают. Если мы будем использовать новейшие технологии, а именно так мы и собираемся делать, то тогда никаких проблем не должно возникнуть, не будет возникать.

Только нужно делать всё так, как договорились, а для этого нужен общественный контроль, для этого нужны общественные организации. Я уже разговаривал с руководством Общероссийского единого [народного] фронта и прошу их ещё раз уделить этому особое внимание. Вот если всем миром будем решать эту задачу, мы её решим.

Д.Песков: Продолжаем. Вот я вижу ТВЦ. Мы ТВЦ, я помню, в прошлые годы чуть-чуть обходили вниманием. Пожалуйста.

М.Шестаков: Здравствуйте! Матвей Шестаков, телекомпания «ТВ Центр».

Очень часто нам ставят в укор, что якобы реальный сектор экономики сейчас основан исключительно на советском прошлом: якобы заводы были построены тогда, крупные магистрали, месторождения разработаны. Что Вы скажете таким критикам и что за последние 10 лет всё-таки было сделано? Какие-то магистрали, заводы, может быть, аэропорты, насколько я знаю, есть целая программа? Спасибо.

В.Путин: Критика – всегда не плохо, всегда заставляет нас задуматься, во всяком случае, о теме, которая критиками поднимается.

Что касается того, что мы живём на всём старом, советском, то мы, конечно, не можем не пользоваться тем, что досталось от тысячелетнего Российского государства, в том числе и за его советский период. Это абсолютно очевидно. И в советский период было много сделано такого, чем мы можем гордиться и гордимся до сих пор: Победа в Великой Отечественной войне, прорыв в космос и так далее, много достижений. И мы должны быть благодарны нашим предкам, нашим отцам, дедам, которые за советский период создали такую огромную, мощную державу.

Но что касается сегодняшнего дня, я людям, которые полагают, что ничего не поменялось, просто хочу сказать буквально несколько слов.

Во-первых, 75 процентов производственных мощностей в перерабатывающей промышленности созданы с 2000 года. Средний возраст машин и оборудования в перерабатывающей промышленности – 12 лет. Понимаете? Это о чём говорит? Это говорит о том, что сделано за последние десятилетия.

Но это далеко не всё. Вы сказали про аэропорты. Три новых аэропорта построено, 45 полос. Если говорить о транспорте, по-моему, где-то 12 новых вокзалов, десятки модернизированы, с глубокой модернизацией проведена эта работа. У нас вдвое возросло количество федеральных трасс в нормативном состоянии. Вдвое. Было, по-моему, 39 с чем-то тысяч километров [процентов – прим. ред.], сейчас 80 с лишним.

Очень яркий пример – это, конечно, сельское хозяйство. Как вы помните, здесь много людей уже старшего поколения, хорошо помнят, Советский Союз был всегда покупателем зерновых. Мы были одними из самых крупных покупателей зерна – пшеницы. Хочу напомнить, что сейчас Россия – самый крупный поставщик пшеницы на мировой рынок. Мы – номер один. Мы обошли и Соединённые Штаты, и Канаду.

У них больше производство, но они больше потребляют, а мы производим столько, что это позволяет нам занимать первое место на международном рынке по продаже пшеницы. 46 процентов – рост в сельхозпроизводстве.

У нас в разы вырос экспорт (по-моему, в 2,6 раза экспорт вырос). На 24 миллиарда долларов мы продали на внешнем рынке сельхозпродукции, включая не только зерновые, это главный, конечно, источник поступления денег из-за границы в сельском хозяйстве, но и в животноводстве выросли: мясо птицы, свинины и так далее.

Все по совокупности, все порты Советского Союза переваливали в год (мощности по перевалке были) 600 миллионов тонн. В России знаете сколько сейчас? 1 миллиард 104 миллиона. Это всё создано за последние десятилетия.

Что касается месторождений, Вы упомянули про месторождения. 600 примерно новых месторождений, если иметь в виду 57, которые запланировали открыть в этом году. Около 600 новых месторождений. И так можно практически говорить по каждой отрасли. Я уже не говорю про такие современные отрасли, как, скажем, атомная энергетика, восемь блоков запустили в последнее время. За весь советский период, по-моему, 16 было. Это даёт нам, кстати говоря, большие преимущества и в борьбе с изменениями климата. Потому что у нас благодаря этому – и гидроэнергетике, и газу – получилась самая «зелёная» в мире структура энергетики.

Новые совсем отрасли созданы в энергетике, такие как сжиженный природный газ. Целые комплексы мирового класса, значения и уровня созданы и на Дальнем Востоке, и в Заполярье. В гидроэнергетике произошёл существенный рывок вперёд по генерации, просто существенный, можно даже сказать, скачок.

Поэтому те, кто считают, что мы живём на исключительно старых, доставшихся нам от прежних поколений ресурсах и мощностях, глубоко ошибаются, заблуждаются.

Д.Песков: Давайте мы пойдём в то крыло. Межрегиональное СМИ, я вижу URA.RU. Дайте микрофон, пожалуйста.

А.Ольшанников: Информационное агентство URA.RU. Владимир Владимирович, Антон Ольшанников меня зовут.

Вопрос про негативные явления в медицине, они всё ещё актуальны. Дело в том, что очереди к врачам растягиваются на месяц в регионах, а зарплата врача может быть настолько низка, что врачи массово увольняются. Но у главврача она может достигать сотен тысяч рублей, а, например, у хирурга составлять порядка 50, и то едва.

Вы неоднократно в этом году проводили совещания по первичному медицинскому здравоохранению, по медицине в целом и говорили, что все преобразования, все реформы должны иметь быстрый и максимально полезный эффект. В этой связи хочется понять, почему система всё-таки остаётся на самом деле не двигающейся. Дело в том, что преобразования, которые происходят, косметические, и никаких радикальных решений, способных переломить ситуацию к лучшему, просто нет. Вы лично занялись этой проблематикой, хочется понять, почему? И всё-таки, может быть, Вы считаете, что нужна какая-то иная модель управления здравоохранением в стране? Или всё же государству нужно найти ресурсы, чтобы поддерживать то, что есть?

В.Путин: Первое, что касается модели. Модель лучше не трогать. Она у нас развивается, развивается в целом удовлетворительными темпами, но проблема, безусловно, существует.

Вы упомянули одну из них – это уровень заработной платы. Но уровень заработной платы в медицине даже повыше, чем уровень заработной платы в других социальных сферах, и в целом показатели, которые ставились ещё в указах 2012 года, соответствуют тому, что закладывалось (там соответствующий рост заработных плат). Правда, и здесь я с Вами не могу не согласиться, это тоже усреднённые цифры.

Вот Вы сейчас сказали о том, что у главврачей может быть высокая зарплата, а у рядовых врачей, даже у хирургов, на порядок ниже. Это одна из проблем, которую мы должны решить. С точки зрения заработной платы надо смотреть внутрь самой отрасли. Ведь существуют какие способы изменения ситуации? Они на самом деле известны, они простые. Первое – просто увеличить тариф ОМС или внутри тарифа ОМС что-то изменить. Но обращаю ваше внимание на то, что внутри тарифа менять уже почти нечего, 70 процентов и так идёт на зарплату. Если мы внутри действующего тарифа ОМС что-то изменим, то тогда денег вообще не останется ни на лекарства, ни на оборудование.

Поэтому второй способ – это какой? Просто увеличить тариф ОМС. Можно так сделать? Можно. Но это ляжет в конечном итоге на всю экономику, потому что операторы экономической деятельности должны за это заплатить, что в конечном итоге приведёт к удорожанию товаров в целом и к росту инфляции. Вот и увеличение той заработной платы, которое станет возможно в этом случае, будет съедено инфляцией. Наверное, это тоже не самый лучший вариант.

Что можно сделать и можно ли что-то сделать внутри существующей системы? Конечно, можно. Ну, смотрите. Первое, Вы сейчас об этом сами сказали, у главврача может быть одна зарплата, у рядовых врачей – совсем другая. И первое, что надо сделать, надо избавиться от этой несправедливой дифференциации, – раз.

Нужно, безусловно, изменить базовую ставку постоянного оклада. Она сейчас в регионах у нас разнится от 35 до 50 процентов. Нужно сделать единый подход по всей стране. Также нужно создать единый подход к стимулирующим выплатам. Это за количество больных принятых, за количество выездов к больным и так далее и так далее. При этом ни в коем случае нельзя снижать надбавок, связанных с работой в особых условиях: в праздничные, ночные часы и так далее. Если всё это для начала привести в порядок, на мой взгляд, в положительном плане уже кое-что может измениться.

Но, конечно, этого недостаточно. Нам нужно вместе с ростом экономики поднимать уровень заработных плат и в социальной сфере, в том числе, может быть, и прежде всего в медицине. С этим я согласен.

Д.Песков: Спасибо. Продолжаем.

Давайте спортивные дела, «Матч ТВ», если Вы о них.

О.Богословская: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Ольга Богословская, «Матч ТВ». Поскольку я представляю национальный спортивный канал, то, безусловно, мой вопрос будет касаться спорта и, главное, той сложной ситуации, в которую попал отечественный спорт.

Совсем недавно, 9 декабря, исполком Всемирного антидопингового агентства принял беспрецедентно жёсткое решение отстранить россиян от всех крупных спортивных событий, к которым также можно причислить Олимпийские и Паралимпийские игры летние и зимние.

Поводом для такого решения стало несоответствие базы данных московской лаборатории, выданной российской стороной, и той, что была передана так называемыми информаторами WADA. Российское антидопинговое агентство, естественно, было ужато в своих правах.

Ну и сторона, которая больше всего подвержена этим санкциям, – это ни в чём не повинные спортсмены. И в связи с этим мой вопрос: что дальше, что нужно сделать российским спортсменам и как будет развиваться отечественный спорт в столь непростой ситуации?

Спасибо.

В.Путин: Я сейчас отвечу на Ваш вопрос, но всё-таки я для себя кое-что пометил, и не полностью, мне кажется, ответил на предыдущий.

Я бы хотел два слова сказать всё-таки о наших мероприятиях, которые мы наметили в области первичного звена здравоохранения. Всё-таки договорились выделить на эти мероприятия дополнительно к текущим расходам на медицину и дополнительно к тому, что предусмотрено в национальном проекте «Здравоохранение», 550 миллиардов рублей.

А деньги в основном пойдут на приведение в порядок основных фондов, приобретение техники и транспорта. Предполагается привести в нормативное состояние или построить 10 тысяч учреждений, приобрести 37 тысяч транспортных средств и приобрести до 10 тысяч единиц различного оборудования. Поэтому я очень рассчитываю на то, что в достаточно короткий промежуток времени нам удастся реализовать все эти планы, и люди должны почувствовать изменения.

А вторая часть, которая заложена в основном в национальные проекты, там тоже есть деньги на первичное звено, но основные средства идут на борьбу с онкологией. И надеюсь, что и в этом плане будет положительный результат.

У нас есть неплохие результаты в области борьбы, скажем, с сердечно-сосудистыми заболеваниями, у нас где-то 0,6 процента вперёд; 12 процентов уже по туберкулёзу; детская смертность сократилась существенно. Вот по этому направлению нужно двигаться дальше, по всем этим направлениям.

Что касается WADA и решений WADA, я считаю, что это не только несправедливое, но и не соответствующее здравому смыслу и праву решение. Почему? Потому что, что касается допинга, то решения, связанные с допингом, были приняты в отношении участия наших спортсменов под нейтральным флагом на прошлой Олимпиаде, теперь за то же самое – ещё раз. Ни в одной правовой системе мира, ничего подобного никогда не было в истории человечества и, надеюсь, никогда не будет. Это первое.

Второе. Любое наказание должно быть индивидуально. Если кто-то в чём-то конкретно уличён, то тогда это совершенно естественно и справедливо. Но если у нас подавляющее большинство спортсменов являются «чистыми», как можно за действия кого бы то ни было налагать санкции на них?

У нас девочки в фигурном катании выступают совсем молодые, ещё дети почти. Какое они к допингу отношение имеют? Да никакого! Но они прыгают четыре оборота, а никто не делает пока, ну почти никто, в женском фигурном катании. Вот их можно «зачистить» и со льда убрать в фигурном катании таким образом. Можно? Можно. А зачем? Разве это пойдёт на пользу развитию мирового спорта? Думаю, что нет.

Кроме всего прочего (я на пресс-конференции в Париже тоже об этом сказал), это решение WADA противоречит Олимпийской хартии. Не может, не должна команда страны выступать под нейтральным флагом, если нет фактических претензий к действующему Олимпийскому комитету. Так в хартии записано. Если сейчас со стороны WADA к нашему Национальному олимпийскому комитету претензий нет, значит, тогда сборная должна выступать под своим флагом. Разбирайтесь с конкретными людьми, и мы, конечно, будем в этом помогать и содействовать этому. Мы всё делаем для того, чтобы российский спорт был чистым.

Наше, кстати говоря, РУСАДА формировалось в тесном контакте с нашими коллегами из WADA. И мы даже руководителей выбирали по их рекомендации. Мне кажется, что всё, что я сказал, даёт все основания полагать, что это решение, к сожалению, опять носит скорее политический оттенок.

Д.Песков: Давайте пойдём в средний [сектор], давайте всё-таки федеральные СМИ. Я вижу Первый канал, пожалуйста, дайте микрофон.

К.Панюшкин: Спасибо.

Добрый день, Владимир Владимирович.

Константин Панюшкин, Первый канал. Добрый день!

Вы знаете, в первую очередь я бы хотел Вас поблагодарить от лица журналистов Первого канала и, может быть, многих других российских за Ваши слова на пресс-конференции в Париже. После окончания пресс-конференции, мы подслушали немного, Вы говорили с канцлером Меркель и Президентом Макроном и разъяснили, насколько мы поняли, им проблемы работы российских журналистов на Украине. И может быть, как раз однажды, благодаря работе в «нормандском формате», мы сможем там работать так же уверенно и спокойно, как украинские журналисты здесь, в России, которые, кстати говоря, сегодня тоже должны быть здесь.

В этой связи вопрос про Украину. После Парижа, после всего, что за неполные две недели наговорили с тех пор Ваши партнёры по саммиту, в первую очередь я имею в виду Украину, видите ли Вы смысл встречаться снова уже через четыре месяца, как условились? И вообще, какими Вы видите перспективы «нормандского формата»?

Потом, по-Вашему, устоят ли Минские договорённости и «формула Штайнмайера» в ближайшие четыре месяца и устоят ли они вообще в перспективе? Какой Вы видите судьбу Донбасса в идеале?

И потом, для нас, журналистов, была долгожданной Ваша встреча с Зеленским, российско-украинские переговоры. Каковы перспективы теперь урегулирования российско-украинских отношений? Какие проблемы, какие подвижки в связи со сменой администрации?

И если позволите, последнее. Господин Зеленский уже высказался о Вас прямо в Париже. Что Вы думаете о Президенте Владимире Зеленском? Спасибо.

В.Путин: Давайте с последнего начнём. Я всегда уклоняюсь от ответа на вопросы подобного рода. Считаю некорректным для себя отвечать на эти вопросы, давая характеристики своим коллегам. Если Вы обратили внимание, я даже ушедшим со своих постов бывшим лидерам соответствующих стран никогда характеристики не даю.

Давайте будем давать характеристики историческим личностям. Это можно сделать. По действующим людям как-то язык не поворачивается. У кого-то есть и преимущества, есть какие-то минусы. Но когда люди попадают на такие места, это значит, что они прошли всё-таки какой-то очень серьёзный отбор, это все люди незаурядные, это как минимум.

Что касается «нормандского формата», Минских соглашений и так далее. Ну нет ничего, кроме Минских соглашений. Меня, конечно, очень насторожило заявление Президента Зеленского, после того как он уехал из Парижа, о том, что можно было бы их пересмотреть. Если начнётся пересмотр Минских соглашений, вся ситуация вообще может зайти в тупик полный, потому что ключом этих Минских соглашений является закон об особом статусе Донбасса, который должен быть имплементирован в украинский Основной закон, в Конституцию. Его сейчас продлили на год. Но это же не на постоянной основе. Хотя мы всё время говорим, и не только я, и другие участники «нормандского формата» неоднократно говорят о том, что нужно придать ему постоянно действующий характер и затем перенести в Конституцию его принцип. Но, судя по всему, ни прежнее украинское руководство, ни действующее делать этого не хотят. Но без этого никуда не деться. Это первое.

Второе. Нужен прямой диалог с Донбассом. Его тоже нет. Сейчас объявлено о том, что будут внесены какие-то изменения, связанные с децентрализацией. Ну, хорошо. Но это что, это взамен Минских соглашений? Это что, взамен закона об особом статусе Донбасса? Можно себе такое представить? Можно. Но в Минских соглашениях написано, что если это касается Донбасса, это должно быть согласовано с этими регионами. Никакого согласования нет. Это, безусловно, настораживает.

Что касается будущей встречи, допустим, в апреле, то она станет актуальной, если будут происходить какие-то позитивные изменения. Они есть или нет? Есть. Надо это тоже сказать объективно. Во-первых, всё-таки закон об особом статусе продлён, основа для урегулирования не исчезла, она не потеряна. Во-вторых, всё-таки проведён отвод войск из нескольких ключевых точек, правда, почему-то наши партнёры на Украине не хотят разведения по всей линии соприкосновения. На мой взгляд, это ошибка, но такова их позиция. Это второе.

Сократилось несколько и количество обстрелов, это тоже позитивная вещь, хотя они, к сожалению, до сих пор сохраняются. Есть и позитив, есть и вещи, которые настораживают. Это всё предмет для обсуждения. В целом в этом смысле продолжение работы в «нормандском формате» целесообразно.

Кстати, Вы сказали про коллег с Украины. Может быть, им дадим слово? Есть они?

Д.Песков: Да, вот, пожалуйста, нашему традиционному гостю дайте микрофон.

Р.Цимбалюк: Здравствуйте! Меня зовут Роман Цимбалюк, я представляю Украинское агентство УНИАН.

В.Путин: Здравствуйте.

Р.Цимбалюк: Действительно, у нас и у меня лично нет проблем для того, чтобы работать в России. Возможно, если бы украинские танки были бы на Кубани, то вы тоже бы немножечко к нам изменили отношение.

В.Путин: Вы имеете в виду 72-е машины или 34-е? (Смех.)

Р.Цимбалюк: У нас основной боевой танк – Т-64, произведён в Харькове.

В.Путин: Т-64 – это тоже советская машина.

Р.Цимбалюк: Вы тоже говорили, что из Советского Союза вышли.

В.Путин: Ладно. Хорошо.

Р.Цимбалюк: Если позволите, в продолжение минских переговоров. Я Вас хотел спросить, Вы могли бы назвать дату, когда Вы примете решение о расформировании оккупационных администраций в Луганске и Донецке? Потому что Вы их называете республиками, а в Минских соглашениях их нет.

И, если можно, – газовая война будет? А то складывается впечатление, что Вы не планируете нам отдавать три миллиарда долларов, согласно решению арбитража. Говорите о дешёвом газе, а мы помним, что самое дорогое для Украины – это российский дешёвый газ.

Спасибо.

В.Путин: Итак, расформирование органов управления, затем газ. Да? И что ещё?

Р.Цимбалюк: Три миллиарда.

В.Путин: Три миллиарда.

Смотрите, что касается Минских соглашений и расформирования, как Вы сказали, органов управления в непризнанных республиках.

Первое, что хочу сказать. Представлявший Украину в Минске, после чего возникли вот эти Минские соглашения, бывший президент Порошенко Пётр Алексеевич, он настаивал на том, чтобы под этим документом были поставлены подписи руководителей двух этих непризнанных республик, они просто за горло меня взяли все вместе там, втроём, а представители этих непризнанных республик отказывались это делать. Вот я вскрою, так сказать, подноготную наших переговоров в Минске. Но всё-таки мы их уговорили, и они поставили там свои подписи. Таким образом Украина сама призналась, что такая власть существует. Это первая часть Марлезонского балета.

Вторая заключается в том, что там были проведены выборы, люди пришли и проголосовали. И это, по-моему, как раз очень демократический способ организации органов власти.

Третье. В самих Минских соглашениях есть указание прямо на то, что является правом этих республик, на что они могут, имеют право претендовать. Там всё прописано, сказано и про язык, и про местную милицию и так далее и так далее.

Следующий аспект заключается в том, что там есть (сейчас я подойду к спорным моментам), я не буду здесь ничего скрывать, здесь нет необходимости это делать. И российская общественность, и украинская должны знать, о чём там идёт речь.

Есть пункт, который говорит о выводе наёмников и иностранных войск и о закрытии границы. Закрытие границы в соответствии с Минскими соглашениями должно начаться на второй день после проведения выборов и закончиться только после всеобъемлющего политического урегулирования, которое предполагает внесение изменений в Конституцию Украины и предоставление этим республикам таких прав, которые в Минских соглашениях прописаны. Когда это будет сделано, тогда и будет полное закрытие границы.

И наконец, что касается вывода иностранных войск. Там нет иностранных войск. Да, там есть местная милиция, местные силы самообороны – они состоят из местных жителей. Мне всё время задают вопрос: «А откуда у них танки, тяжёлая артиллерия?» Послушайте, во многих «горячих точках» мира происходят различного рода конфликты и боевые действия, причём с применением танков, артиллерии и так далее. Откуда они берут? Видимо, от тех структур, государств, которые им симпатизируют. Но это их техника, а не иностранная – хочу обратить на это ваше внимание.

Что касается наёмников. Я сейчас и в Париже сказал, там есть и французы, и немцы, которые воюют и на одной стороне, и на другой. Давайте будем разбираться с этими наёмниками, но они не составляют основу этих вооружённых формирований.

Знаете, в чём самая главная проблема? Я вам говорю совершенно искренне, самая главная проблема заключается в том, что нет желания, и до сих пор как-то оно не просматривается, решать этот вопрос в диалоге с людьми. Не пытаться создать благоприятные для себя условия для решения проблем силовым способом с помощью танков, артиллерии и авиации. Я вот сказал: авиацию применяли. Действующий Президент Украины говорит: какую авиацию? Он забыл даже об этом, не знает. Применяли, понимаете?

Когда мы избавимся от этого или руководство Украины избавится, на мой взгляд, от абсолютно ошибочного подхода в принципе к решению проблемы, а перейдёт к диалогу, вот тогда можно будет и решить. Записано – нужно будет восстанавливать экономическую и прочую инфраструктуру. Взяли своим решением и отрезали эту территорию от Украины, потому что ввели блокаду. Москва, что ли, блокаду ввела? Это же киевские власти ввели блокаду этих территорий.

Но здесь тоже, надеюсь, есть подвижки. Уже, как вы знаете, там произошло изменение в этом смысле к лучшему, есть, во всяком случае, переходы, разминирование идёт. Этого не достаточно, ещё нужно многое будет по этому вопросу сделать, чтобы конкретные люди, которые там проживают, жили лучше. Но сделать можно.

Если встать на эту позицию, на позицию договорённостей, диалога, то тогда проблема будет решена. Если будут предприниматься и дальше попытки силовым способом задушить, я думаю, что вряд ли это можно будет сделать. Эта известная фраза: «Донбасс порожняк не гонит», – она, знаете, конечно, хулиганская, бойцовская, но она в душе у людей есть. Там гордые люди живут, поэтому вряд ли удастся решить эту проблему с помощью каких бы то ни было силовых решений.

Газовая война. Вы сказали по поводу трёх миллиардов. Обращаю Ваше внимание, что часть наших резервных средств из Фонда национального благосостояния России вложена в украинские ценные бумаги – три миллиарда долларов как раз. Есть уже решение суда в Лондоне по этому поводу, которое не исполняется.

Что касается газовых отношений – это сложная, очень чувствительная тема. Мы хотим решить эту проблему. Я убеждён, как юрист по базовому образованию, что это решение Стокгольмского арбитражного суда носит не юридический, не правовой характер, а скорее политический. Одно из обоснований (сидящим здесь тоже покажется это странным, но это интересно) решения Стокгольмского суда, там прописано: «…в связи с тяжёлым экономическим положением на Украине». Чушь какая-то просто. Но написали. Хоть воздержались бы от такой записи.

Ну ладно, решение суда есть, это правда, и мы должны из этого исходить. Мы будем исходить из этого и будем искать приемлемое для всех решение, в том числе и для Украины, сохраняя, как я уже многократно говорил, несмотря на строительство новых инфраструктурных объектов, таких как «Северный поток – 1», «Северный поток – 2», «Турецкий поток», будем сохранять транзит через Украину. Вопрос в объёмах этого транзита и в сроках, на которые можно заключить контракт.

При этом хочу обратить Ваше внимание на то, что мы не собираемся заключать на какой-то срок контракт, с тем чтобы потом прекратить транзит. Нет, мы в этом сами заинтересованы, мы хотим, это удобный маршрут.

Кстати говоря, украинский маршрут в Европу длиннее, чем маршрут по Балтийскому морю, он длиннее и просто для нас дороже. Но всё-таки в Центральную и Южную Европу это тоже маршрут отработанный, хороший, мы готовы его сохранять. И готовы были бы и поставлять на Украину газ со скидкой (кстати говоря, я уже говорил) 20–25 процентов, это можно сделать.

И тогда можно было бы и для конечного потребителя снизить, а не повышать, как запланировано у вас сейчас. С 1 января следующего года все льготы, насколько я знаю, отменяются, средний уровень цены на газ будет где-то за 300 долларов для всех категорий потребителей, включая физических лиц.

Я думаю, что мы договоримся. Кстати говоря, мы на пути к этим договорённостям. И мы будем стремиться к тому, чтобы и украинская сторона была довольна этими договорённостями. У нас нет никакого желания обострять ситуацию в энергетике и как-то использовать это для влияния на ситуацию на самой Украине.

Мы заинтересованы в том, чтобы и Украина получала нормально ресурс, и чтобы наши потребители в Европе были спокойны за то, что у нас нормальные отношения с нашими соседями и всё будет идти по плану.

Д.Песков: Давайте мы отправимся в тот сектор. Ближе к занавеске – Омск. Омску слово. Мы, по-моему, Омску ни разу не давали возможности. Вот встала женщина.

(Реплика из зала.)

Мы договорились, что мы уважаем друг друга. Спасибо.

Пожалуйста, Омск.

О.Коробова: Добрый день! Ольга Коробова, «Аргументы и факты в Омске», главный редактор.

Владимир Владимирович, у меня такой вопрос. Наверное, и не только об Омске, а обо всём Зауралье.

В.Путин: Руку поднимите, пожалуйста. Что-то я Вас не вижу.

Спасибо.

О.Коробова: Вопрос о демографии, вопрос о миграции. Вопрос обо всём сразу, то есть о социальном положении нашего Зауралья.

В.Путин: Если обо всём сразу, то тогда мы поговорим и закончим.

О.Коробова: В первую очередь я хочу сказать, вот здорово, что сделали «дальневосточный гектар», здорово, что сделали «дальневосточную ипотеку». Но точно так же из Сибири народ уезжает в безразмерную Москву и безразмерный Питер. Было бы замечательно, если бы подобные меры, именно ипотека, чтобы у нас оставались молодые умные, талантливые люди от 30 и до 45, чтобы они оставались, имели возможность взять жильё.

Не рассматриваются ли такие вопросы в отношении именно Сибири, Зауралья и конкретно Омска?

В.Путин: Смотрите, мы действительно ввели несколько мер для Дальнего Востока, потому что там депопуляция происходит гораздо быстрее, чем на любых других территориях Российской Федерации, в любых других субъектах Федерации.

«Дальневосточным гектаром» действительно воспользовалось уже немало людей. Мы распространили возможность получения «дальневосточного гектара» не только на дальневосточников, но на всех тех, кто хочет туда приехать и жить там. В основном эти гектары используются на несколько целей: на цели жилищного строительства, на цели ведения сельского хозяйства либо вообще какого-то бизнеса, в том числе, скажем, туристического. Но хорошо известны и проблемы, с этим связанные, они прежде всего заключаются в том, что выделение этих земель не всегда является оптимальным с точки зрения отсутствия либо наличия (скорее всего отсутствия) инфраструктуры – дорожной, энергетической и так далее и тому подобное. Поэтому нам нужно сначала в полном объёме реализовать эти планы и начинания именно там, а уже потом переходить к другим регионам.

Что касается Зауралья, я вам могу сказать, что, конечно мы понимаем, мы видим там ситуацию. И часть мер поддержки в области демографии уже сейчас будем распространять на Зауралье. Это касается поддержки семей с детьми, прежде всего тех, в которых появляется третий ребёнок.

Что касается других мер поддержки, в том числе 2-процентной ипотеки, то в принципе, конечно, всё это возможно. Но нам нужно посмотреть, как это сейчас пойдёт на Дальнем Востоке, посмотреть, сколько это будет стоить, какое количество людей будет обращаться за этой мерой поддержки, посчитать бюджетные расходы и «на ясном глазу» принимать дальнейшие решения.

Д.Песков: Давайте в центр.

Один из патриархов отечественной журналистики – Колесников Андрей. Традиционно скромно тянет руку, но тоже не первый год работает с Президентом.

А.Колесников: Добрый день!

Андрей Колесников, газета «Коммерсантъ».

Владимир Владимирович, у меня два вопроса в связи с недавним заседанием СПЧ. Вы высказались про Владимира Ильича Ульянова так, как никогда раньше. Вы вспомнили его клички: Старик, Ленин.

В.Путин: Псевдонимы.

А.Колесников: Вы сказали – клички.

В.Путин: В принципе это одно и то же.

А.Колесников: Партийные клички.

Вы обвинили его в развале тысячелетнего государства. При этом на лице у Вас, как мне показалось, была чуть ли не ярость. Скажите, пожалуйста, после такого Вашего комментария должно же что-то последовать? Скажите, что дальше логично – вынести тело из Мавзолея, наконец?

И второй вопрос. Там же у Вас состоялась некая дискуссия с режиссёром Александром Сокуровым по поводу звания Героя России, по поводу Рамзана Кадырова. И вот тут уже у Вас на лице была просто терпимость. Как говорится, есть ли Вам сказать что-то по этому поводу?

Спасибо.

В.Путин: Я предпочитаю вообще о таких вещах не говорить, но, поскольку Александр Николаевич Сокуров эти вопросы поднял, мне пришлось на это отвечать, а значит, нужно разъяснить, видимо.

Что касается фигуры Ленина в нашей истории, и какие, собственно говоря, у меня оценки в этой связи складываются. Он был скорее не государственный деятель, а революционер, на мой взгляд.

И когда я говорил о тысячелетней истории нашего государства – оно было строго централизованным, унитарным государством, как известно. Что предложил Владимир Ильич Ленин? Он предложил фактически даже не федерацию, а конфедерацию. По его решению этносы были привязаны к конкретным территориям и получили право выхода из состава Советского Союза.

Вот смотрите, строго централизованное государство – в конфедерацию фактически, с правом выхода и с привязкой этносов к территории. Но даже территории нарезаны были так, что они не всегда соответствовали и до сих пор соответствуют традиционным местам проживания тех или других народов. Поэтому сразу возникли болевые точки, они и сейчас ещё между бывшими республиками Советского Союза имеют место быть, и даже внутри Российской Федерации. Две тысячи таких точек, стоит только отпустить на секунду – мало не покажется. Это первое.

Кстати, Сталин был против такой организации, он даже статью написал об автономизации. Но в конечном итоге принял ленинскую формулу. И что получилось? Вот сейчас мы с коллегой с Украины говорили по поводу наших отношений. Но в ходе создания Советского Союза исконно русские территории, которые к Украине вообще никогда не имели никакого отношения (всё Причерноморье, западные земли российские) были переданы Украине со странной формулировкой «для повышения процентного соотношения пролетариата на Украине», потому что Украина была сельская территория и считалось, что это мелкобуржуазные представители крестьянства, их раскулачивали подряд по всей стране. Это несколько странноватое решение. Но тем не менее оно состоялось. Это всё наследие государственного строительства Владимира Ильича Ленина, и теперь мы с этим разбираемся.

Но ведь что они сделали? Они связали будущее страны со своей собственной партией, и потом в Конституции кочевало это из Основного закона в другой. Это основная политическая сила. Как только партия затрещала, начала рассыпаться – за ней начала рассыпаться и страна. Вот что я имел в виду. Я придерживаюсь этой точки зрения и сейчас.

Причём, вы знаете, я длительное время проработал в разведке, которая была составной частью очень политизированной организации – КГБ СССР, и у меня были свои представления о наших вождях и так далее. Но сегодня, с позиции моего сегодняшнего опыта, я понимаю, что кроме идеологической составляющей есть ещё и геополитические. Они совершенно не учитывались при создании Советского Союза. Всё это было очень политизировано в своё время. Партия начала разваливаться, повторяю, и всё, и страна за ней посыпалась. Этого нельзя было допустить. Это ошибка. Абсолютная, кардинальная, фундаментальная ошибка при государственном строительстве.

Теперь что касается тела или не тела. Дело совершенно не в этом. И, на мой взгляд, не нужно трогать, во всяком случае, до тех пор, пока есть, а у нас есть очень много людей, которые с этим связывают свою собственную жизнь, свою судьбу, связывают с этим определённые достижения прошлого, советских лет. А Советский Союз, так или иначе, безусловно связан с вождём мирового пролетариата Владимиром Ильичом Лениным. Поэтому туда очень забираться – зачем? Надо просто идти вперёд, и всё, и развиваться активно.

Теперь по поводу Героя России Кадырова. Вы знаете, я уже говорил об этом, хочу ещё раз повторить. Когда я познакомился с его отцом, с первым президентом Чеченской Республики, он ведь пришёл сам. Он не пришёл сдаваться, он пришёл для того, чтобы выстраивать отношения с Россией. Ведь не начались ещё активные боевые действия в Чечне и на Кавказе. Но он мне что тогда сказал, он мне сказал, что «мы думали, что нам с некоторыми нашими исламскими странами будет лучше, мы поняли, что это не так, они начали подчинять нас своей воле». Вот эти различные экстремистские, полутеррористические или террористические формирования. «Мы не хотим, – сказал он. – Я теперь понимаю, что нам лучше с Россией, Россия всегда очень свободно относилась и к нашему вероисповеданию, и к устройству внутренней жизни». И так далее. Это был его выбор. Вы знаете его судьбу. Он погиб от рук террористов. За что он погиб? За Чечню, за чеченский народ и за Россию. Он сознательно на это пошёл. Я до сих пор не могу себе простить, что отпустил его на эти праздники, потому что он у меня был перед этим, в кабинете сидел, я говорю: «Оставайся». – «Нет, я поеду, я должен быть там, у себя дома». И его взорвали, как известно.

Действующий президент, его сын, он ведь до сих пор подвергается значительной опасности, в ежедневном режиме, в ежедневном. Кроме этого он ещё лично принимает участие в различного рода боевых операциях. Мне Директор ФСБ как-то сказал, докладывал о ликвидации одного из бандформирований. Я говорю: «Ребят представь своих к государственным наградам». Он говорит: «Это не мы». Я говорю: «А кто?» – «Кадыровцы и он сам». Я говорю: «Я же ему запретил». Но его не остановить, под пули лезет. Поэтому я указов о награждении Героем России, таких указов просто так не подписываю.

Сморите, что с Грозным стало. Посмотрите на фотографии несколько лет назад, площадь Минутка, вспомните, как Грозный выглядел – как Сталинград после Сталинградской битвы. Именно так. И сейчас посмотрите, каким он стал.

В принципе, Кадырову можно было бы Героя труда дать, но молодой ещё, подождёт. Но в принципе ситуация там кардинальным образом поменялась. Так что это ответ на эту часть Вашего вопроса.

Д.Песков: Я, кстати, видел «Чечня», журналиста. Что-то Вы хотите добавить? Средний сектор. Руку поднимите, чтобы Вас было видно. Просьба представляться и максимально сжато формулировать.

А.Керимов: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

В.Путин: Здравствуйте!

А.Керимов: Телеканал «Грозный», Алхазур Керимов.

Очень приятно было слышать из Ваших уст такие тёплые слова в адрес и первого президента Чеченской Республики, и нынешнего лидера. В целом хотелось бы отметить в первую очередь, что Чеченская Республика сегодня динамично развивается по всем показателям.

Это стало возможным в первую очередь благодаря Вашим волевым решениям, всесторонней поддержке, помощи. Народ это понимает, именно поэтому уровень доверия населения к Вам в нашем регионе самый высокий в России. В Чечне Вас любят, уважают и до сих пор ждут в гости. Собственно, к вопросу.

В последнее время много обсуждений вокруг идеи строительства дороги в Грузию через Чечню. Это решало бы стратегические задачи и позволило бы разгрузить альтернативный маршрут, который особенно загружен в зимнее время из-за снегопадов, – жителям приходится сутками стоять в пробках.

Глава Чечни неоднократно поднимал этот вопрос и комментировал, так как открытие дороги позволило бы увеличить товарообмен и дало бы импульс экономике в связи со стремительным развитием туризма в регионе. Как Вы относитесь к подобной инициативе? И насколько считаете экономически выгодной как для России, так и Грузии? Поддерживаете реализацию? Вдобавок к этому ещё один момент.

Ранее глава Чеченской Республики предложил построить высокоскоростную железнодорожную магистраль от Краснодара до Грозного и связать её с уже существующим проектом высокоскоростной магистрали «Москва – Адлер». Это положительно сказалось бы на уровне доступности среди самих республик. Как Вы в целом оцениваете этот проект? Стоит ли рассчитывать нам на его реализацию тоже?

В.Путин: Вы знаете, на Юге России, в том числе то, что касается Чеченской Республики, там несколько проектов развития инфраструктуры. Они все у нас в работе и все изучаются. Что-то из них в более продвинутом состоянии находится, что-то – нет. Я сейчас не хотел бы в детали вникать, но я знаю об этих планах.

Мы совсем недавно тоже обсуждали это в Правительстве, различные варианты, связывающие Чеченскую Республику и с Краснодаром, и с Черноморским побережьем. Это просто в своё время надо будет делать, сейчас нет пока конкретных, просчитанных планов. Хотя это целесообразно, я этого не скрываю.

Первая часть Вашего вопроса?

А.Керимов: Дорога в Грузию.

В.Путин: Да, в Грузию. Там действительно есть проблемы сообщения с Грузией, особенно в зимний период, когда снегом там всё заваливает. Мы, конечно, это знаем. Но и то, что Вы сейчас сказали, – это хорошая идея, но пока она в практических планах Министерства транспорта отсутствует. Хотя, повторяю ещё раз, она известна, известна эта идея и в принципе реализуема. Целесообразность реализации, безусловно, существует.

Д.Песков: Давайте пойдём сюда. Дмитрий Саймс. Наверное, как Первый канал, да?

Д.Саймс: Первый канал, «Большая игра».

Д.Песков: Пожалуйста, дайте микрофон.

Д.Саймс: Господин Президент, два дня назад были приняты в американском Конгрессе законопроекты о санкциях против России. Причём таким большинством, что Президенту Трампу очень было бы трудно сохранить своё вето.

И, как Вы наверняка знаете, вчера палата представителей приняла акт импичмента. Это тот контекст, в котором ему приходится принимать решения по внешней политике в целом и более конкретно, конечно, в отношении России.

В этой ситуации какие, Вы считаете, у Вас и у России возможности попытаться сохранить или усилить диалог с Соединёнными Штатами до конца президентства Трампа? Что Вы можете сделать для стратегической стабильности, ну и более конкретно, для продления Договора о стратегических наступательных вооружениях СНВ-3?

В.Путин: Что касается продления нашего диалога до конца президентства Трампа, Вы как будто уже ставите вопрос о том, что оно заканчивается. Я в этом как раз не уверен. Ещё нужно пройти Сенат, где у республиканцев, насколько мне известно, большинство, и вряд ли они захотят представителя своей партии отстранять от власти по каким-то, на мой взгляд, абсолютно надуманным причинам.

Это просто продолжение внутриполитической борьбы, и одна партия, которая проиграла выборы, Демократическая партия, она добивается результатов уже другими способами, другими средствами, предъявляя Трампу то обвинения в сговоре с Россией, потом выясняется, что никакого сговора не было, это не может лечь в основу импичмента. Теперь давление на Украину какое-то придумали. Не знаю, в чём там дело… Но это вашим конгрессменам виднее.

Что касается тех решений, которые принимаются в [отношении] России. Они же принимаются людьми, которые ответственности за эти решения практически не несут. Это же не исполнительные органы власти, а представительные, они законы должны принимать. Они принимают такие решения в отношении России.

Безусловно, это будет сказываться на уровне наших межгосударственных отношений. Мы знаем общий подход, который заключается в том, что США с нами будут работать там, где им интересно и выгодно, и будут сдерживать в то же время Россию с помощью решений подобного рода. Мы тоже, зная это, будем поступать зеркальным образом, и всё. Ничего хорошего в этом нет. Это абсолютно не дружественные акты в отношении России.

Хотят помочь Украине сохранить транзит. Я только что говорил коллеге из Украины: мы и сами хотим сохранить транзит, мы в этом заинтересованы в любом случае и будем это делать. Если хотели помочь, лучше бы денег дали. Почему денег-то не дают Украине? Дали бы им возможность субсидировать.

Смотрите, ведь денег почти не дают, дают только гарантии на возможные кредиты, а это же не живые деньги – реальной поддержки нет. А МВФ в то же время, где руководят США, требует, чтобы отменили все льготы на энергоносители, в том числе на газ. И сейчас у населения опять будет скачок.

Другие западники, ЕС, требуют, чтобы «кругляк» обязательно вывозили, разрешили вывозить в Европу. От Карпат скоро ничего не останется – голые скалы там будут, если будут «кругляк» вывозить. Вроде как поддерживают нынешний украинский режим и руководство, а в то же время, на мой взгляд, совершенно наносят какие-то серьёзные удары.

Теперь требуют, чтобы землю начали продавать. Для украинцев земля сакральное значение имеет, и я могу это понять – это «золотые» земли. Конечно, оппозиция сразу же воспользовалась этим, начинает там наносить теперь внутриполитические удары по Зеленскому.

Нас в чём-то обвиняют в отношении Украины, хотят якобы помочь, а хотят на самом деле что сделать, чтобы Украина пополняла свой бюджет за российский счёт. Сами дайте денег, помогите, дайте по льготным ставкам кредиты хорошие на долгий период. Ничего нет.

Тем не менее мы заинтересованы в развитии и поддержании отношений с Соединёнными Штатами и будем это делать вне зависимости от того, кто находится в Белом доме или кто контролирует обе палаты Конгресса США.

Есть ли здесь какие-то у нас перспективы? Я думаю, есть. Вы сами упомянули одну из тех основ, на основе которых мы должны строить наши отношения, – это вопросы глобальной безопасности, в том числе СНВ-3. Мы дали наши предложения, я уже говорил и хочу ещё раз повторить: мы вплоть до конца года готовы просто продлить, просто взять и продлить действующее соглашение о СНВ-3.

Если завтра пришлют нам по почте, или мы готовы подписать и послать в Вашингтон, пусть поставят там свою подпись соответствующие руководители, в том числе и Президент, если они готовы. Но пока на все наши предложения нет никакого ответа. И если не будет СНВ-3, то вообще не будет ничего в мире, что сдерживает гонку вооружений. И это, на мой взгляд, плохо.

Д.Песков: Давайте «МИР», пожалуйста.

Э.Дашкуева: Спасибо большое, Дмитрий Сергеевич.

Здравствуйте, Владимир Владимирович! Элина Дашкуева, МТРК «МИР».

На Совете глав государств СНГ в Ашхабаде Вы коснулись темы празднования 75-летия Победы в Великой Отечественной войне, и Вы сказали, что эта Победа касается каждого гражданина Советского Союза. Вы предложили лидерам стран СНГ приехать в этот день на памятные мероприятия, а также была договорённость о торжественных мероприятиях, о проведении совместных торжественных мероприятий к этой дате.

Владимир Владимирович, не жалеете Вы о том, что в сводной колонне победителей не будет военнослужащих из всех бывших республик Советского Союза, включая Украину и Грузию?

Спасибо большое.

В.Путин: Я жалею, что нет Советского Союза. А что касается их участия в параде, – это их выбор. Но если кто-то не приедет в силу каких-то сегодняшних особенностей наших межгосударственных отношений, думаю, что для них это было бы большой ошибкой. Потому что это будет означать, что они не проявляют должного уважения к тем людям, которые боролись и отдали свою жизнь за независимость их собственной Родины.

Я вот на что хотел бы обратить внимание, что хотел бы вспомнить. Ведь это в документах прописано, в их документах, нацистской Германии: часть славянского населения использовать на работах, бо́льшую часть – за Урал, на северные территории. На что это? На вымирание. Речь шла не просто о сохранении государственности, речь шла о сохранении восточнославянского этноса – русских и тех же самых украинцев. Вот о чём шла речь.

Когда я слышу, что, может быть, было бы хорошо Ленинград сдать и так далее, мне хочется сказать: «Вы придурки?! Нет? Вас бы никого не было, кто так сегодня рассуждает!» Вот о чём речь. И конечно, присутствие на параде в Москве потомков тех, кто отстоял нашу государственную независимость и сохранил наши народы, – конечно, на мой взгляд, это символический и важный жест. Мы будем рады увидеть всех, кто примет наше приглашение.

Кстати говоря, там Минск. Дмитрий, извини, там поднимали плакат: «Минск, Белоруссия».

Пожалуйста.

Реплика: По Ирану можно?

В.Путин: Сейчас, и по Ирану тоже.

М.Нагибина: Здравствуйте, Владимир Владимирович.

Меня зовут Нагибина Мария, телеканал «Министерство Идей».

И в продолжение темы Советского Союза хочу задать Вам такой вопрос.

Незаконные действия Горбачёва в 1991 году привели к миллионам пострадавших людей в результате незаконных этих действий. И отсюда вопрос: а что если дать правовую оценку событиям 1991 года, и таким образом будет проще решаться вопрос о территориальной целостности, в том числе с Беларусью?

И второй вопрос. В прошлом году Вы сказали, поднимали вопрос о Конституции Российской Федерации касательно статьи 13 пункта 2 о запрете на идеологию. Вы сказали, что это вопрос общественного обсуждения. Как известно, по всей стране массово собираются подписи народными активистами, собрано уже более 200 тысяч подписей и передано в Совет Федерации, Государственную Думу и другие органы власти. Как Вы считаете, достаточно ли это было обсуждено в народе?

В.Путин: Что касается правовой оценки действий Горбачёва либо кого-то другого, я не знаю, не понимаю, что это даст с точки зрения территориальной целостности. Там все вопросы у нас решены, все документы подписаны. Чем поможет правовая оценка этих действий, я не очень понимаю. Это первое.

Второе, по поводу Конституции и идеологии в ней. Я уже говорил, что советская [конституция] была крайне идеологизирована, и там была только одна идеология – идеология Компартии. Но понятно, к чему это привело, я уже сказал, в том числе это один из спусковых крючков, один из триггеров развала единого государства. Потому что не стало партии, она начала трещать изнутри, и за ней посыпалась вся страна.

Но идеология, на мой взгляд, в современном демократическом обществе возможна только одна – патриотизм, в самом широком, хорошем смысле этого слова. Это должно быть деполитизировано, но направлено на укрепление внутренних основ Российского государства.

Д.Песков: Продолжаем. Мы совсем забыли про федеральные информационные агентства. Вот я вижу ИТАР-ТАСС, правое крыло. Мы очень просим сидеть на месте. Давайте уважать друг друга. Это же пресс-конференция.

Реплика: Как раз к 75-летию Победы задать вопрос.

Д.Песков: Пожалуйста, сядьте.

Реплика: Хорошо.

Д.Песков: Спасибо большое.

В.Ичёткина: Можно, да? Спасибо.

Владимир Владимирович, в прошлом году мы начинали пресс-конференцию тоже с вопроса ТАСС, он был о национальных проектах. И мой нынешний вопрос тоже о нацпроектах, тем более что в этом году наше агентство стало оператором специального информационного портала, посвящённого этой теме.

Вопрос вот какой. Практическая реализация нацпроектов вот уже почти год осуществляется, и всё больше со стороны экспертов из регионов звучат замечания, что установленные цели по нацпроектам завышены, их нужно пересмотреть, скорректировать.

На Ваш взгляд, можно ли говорить о том, что реализация нацпроектов буксует? На Ваш взгляд, нужно ли пересматривать установленные в нацпроектах цели? Или, может быть, имеет смысл разработать какие-то дополнительные меры, которые бы стимулировали эту работу? Например, установить дополнительную персональную ответственность для руководителей регионов за исполнение нацпроектов по целям, по срокам? Или, может быть, делу может помочь, скажем так, децентрализация, то есть расширение полномочий региональных властей, может быть, муниципальных властей с некоторым перераспределением налогов, чтобы у них в бюджетах было больше денег и с этими деньгами они могли бы активнее включиться в реализацию нацпроектов на местах?

Спасибо.

В.Путин: Первое. Я считаю, что пересматривать здесь ничего не нужно, по большому счету, по принципам.

Второе. Персональная ответственность введена, но её, безусловно, можно ещё и усилить, и детализировать.

В-третьих, сами нацпроекты, конечно, это очень масштабно, ничего подобного раньше не было, мы раньше не работали с помощью таких инструментов, их просто не было, были госпрограммы, но это нечто другое. Сегодня нацпроекты связаны как раз с целями, сформулированы цели, под достижение этих целей выделены конкретные ресурсы, именно для достижения этих целей, и введена персональная ответственность, она уже используется. По этим направлениям мы и должны дальше двигаться.

Буксует или нет? Конечно, с первых шагов нужно было создать механизмы, принять нормативную базу. У меня даже чувство тревоги возникло по поводу того, как это будет дальше двигаться. Смотрите, из 38 целей, которые на этот год планировались, 26 задач мы считаем реализованными, а 12 не реализованы. Но по такому важнейшему направлению, скажем, как расселение аварийного жилья, мы не просто выполнили эту задачу на текущий год – превысили в три раза. Поэтому в целом ситуация нормальная, под контролем. Надо, безусловно, смотреть, что происходит в реальной жизни, анализировать, и, конечно, так или иначе придётся во что-то вносить какие-то коррективы. Но пересматривать в целом не нужно.

Д.Песков: Давайте мы продолжим, чуть-чуть федеральные агентства.

Я вижу Интерфакс. Давайте Интерфаксу микрофон.

К.Голованова: Здравствуйте, Владимир Владимирович! Ксения Голованова, Интерфакс.

Этот год был урожайным на громкие дела, которые вызвали общественный резонанс. О некоторых из них Вам говорили члены СПЧ на встрече на прошлой неделе, и одно и них, дело Ивана Голунова, Вы не прокомментировали.

На «Прямой линии» Вы назвали это дело, эту ситуацию с Голуновым, беспределом и сказали, что виновные должны быть найдены. С тех пор виновные не найдены, материалы дела засекречены, а расследование ведётся в отношении неустановленных лиц.

Мне кажется, что дело Голунова является отражением таких признаков нашей правоохранительной системы, с которыми, к сожалению, сталкивается, наверное, каждый первый – это полная безнаказанность и принцип «своих не сдаём».

У меня в этой связи два вопроса. Не считаете ли Вы, что, может быть, пришло время как-то «перетряхнуть» и «почистить» наши правоохранительные органы снова. И можете ли Вы гарантировать, что дело Голунова всё-таки будет доведено до конца, а не будет спущено на тормозах? Спасибо.

В.Путин: Я уже вспоминал сегодня, что я свою трудовую деятельность начинал в органах безопасности. Когда я только пришёл, там ещё были ветераны службы, и некоторые из них разбегались по кабинетам, когда в здание входил один старичок.

Что это за старичок? Он работал в 1936–1937-х годах. Что он делал? Тогда как раз были «чистки» в правоохранительных органах, в том числе в органах безопасности. Утром человек приходил на работу, ничего не подозревая, ничего не зная, против него возбуждали уголовное дело, а вечером уже выдавали тело расстрелянного семье. И вот этот старичок, от которого все разбегались, он приводил в исполнение эти приговоры.

Так что то, что касается «чисток», – мы уже проходили, это было в нашей не такой уж далёкой истории, как может показаться, и лучше никаких «чисток» нам здесь не проводить.

То, что нужно совершенствовать работу правоохранительных органов, контролировать, прежде всего со стороны общественности, то, что там происходит, – это совершенно очевидно. Там, и во всех правоохранительных органах, работают службы собственной безопасности, и работают достаточно эффективно.

Вопрос «своих не сдаём» совершенно некорректен. Потому что, да, наверное, могут такие случаи быть, когда начальство хочет прикрыть кого-то, непосредственное начальство. Но, повторяю ещё раз, службы собственной безопасности работают достаточно эффективно. И значительное количество уголовных дел, а их много, которые возбуждаются против сотрудников правоохранительных органов, основаны на материалах собственных служб безопасности.

Что касается Голунова (Голунов его фамилия?), что там происходит. Действительно, принято решение засекретить эти материалы. Принято это в связи с тем, что в ходе расследования возникают вопросы, связанные с организацией оперативно-разыскной деятельности, а эта информация считается закрытой. Но это не значит, что разбирательство не должно идти должным образом. Хочу вас проинформировать, что от работы отстранены пять человек из соответствующих служб МВД, они все уволены из органов Министерства внутренних дел и против них, против всех, возбуждены уголовные дела. Следствие ведёт Следственный комитет, а не МВД.

Д.Песков: РИА «Новости», самая правая сторона, пожалуйста.

Е.Глушакова: РИА «Новости», Елена Глушакова.

Вы сказали, упомянули, что Вы юрист, и поэтому первая часть моего вопроса юридическая, Владимир Владимирович, она связана с Конституцией. Как Вы считаете, не назрели ли изменения в Конституцию? Такие вопросы периодически поднимаются, недавно такая же дискуссия состоялась. Если назрели, то в какой части? И довольны ли Вы теми изменениями, которые были сделаны десять лет назад по как раз изменению некоторых статей нашего Основного закона?

Вторая часть вопроса, если можно, политическая. Она по поводу политической системы нашей страны. Через несколько дней исполняется 20 лет, как Вы «у руля». Как Вы считаете, нет ли, опять же, необходимости внести какие-либо в неё изменения? То есть, возможно, допустим, перераспределить полномочия парламента, правительства или даже президента?

И, если можно, заключительный. Как Вы считаете, у нас в России есть политическая конкуренция?

Спасибо.

В.Путин: Что касается Конституции. Это живой инструмент, он должен соответствовать уровню развития общества. Но я всё-таки считаю, что Конституцию нам менять, то есть принимать новую Конституцию, не следует. Особенно в связи с тем, что у нас есть фундаментальные вещи, которые закреплены и которые нам нужно ещё целиком и полностью реализовать. Это касается первой главы. Она, на мой взгляд, является неприкосновенной.

Всё остальное, в принципе, так или иначе менять можно. Я знаю, конечно, о тех дискуссиях, которые на этот счёт идут, я их вижу, слышу. Я понимаю логику тех, кто предлагает эти вещи. Связано это как раз с возможным расширением прав парламента, с некоторым изменением прерогатив и президента, и правительства. Но это всё можно делать только после хорошей подготовки и глубокой дискуссии в обществе, но очень аккуратно.

Что касается прежних изменений. Они были, насколько мне известно, связаны с количеством сроков. Что можно было бы сделать, что касается этих сроков? Отменить оговорку «подряд». У нас два срока подряд, ваш покорный слуга два срока отслужил, потом ушёл с этой должности и имел конституционное право вернуться на должность президента, потому что это было уже не два срока подряд. Она некоторых наших политологов, общественных деятелей смущает. Можно было бы её отменить, наверное.

Есть какие-то другие вопросы, но они носят уже более вкусовой характер.

Повторяю ещё раз, полномочия парламента, да, я понимаю политические партии, которые хотят, особенно парламентские партии, которые считают, что наш уровень развития парламентаризма и общества таков, что парламент мог бы выполнять какие-то дополнительные функции либо нести бо́льшую ответственность. Над этим нужно просто как следует подумать.

Что касается политической конкуренции. У нас зарегистрированы 54 партии, четыре из них находятся, по-моему, в состоянии ликвидации, но 50 – это уже нормально, 12 из них действуют на федеральном уровне. Я считаю, что это вполне соответствует требованиям, связанным с политической конкуренцией.

Д.Песков: Мы ещё не давали вопрос всё-таки организаторам трансляции этой конференции – «России 1». По-моему, вот там, я вижу, дайте микрофон, правый сектор. Поднимите руку, встаньте, пожалуйста, «Россия 1», вот я вижу. Пожалуйста.

А.Христенко: Здравствуйте.

Александр Христенко, телеканал «Россия», ВГТРК.

Владимир Владимирович, наш Фонд национального благосостояния растёт, там…

В.Путин: Слава богу.

А.Христенко: Там триллионы и в следующем году ожидается ещё больше. Но наши руководители финансового блока, как всегда, спорят, в том числе в этом зале не так давно: всё-таки копить или тратить? На Ваш взгляд, нужно ли больше тратить, в том числе для того, чтобы подстегнуть экономический рост? И в связи с этим опять же вопрос: почему мы так боимся инфляции?

Спасибо.

В.Путин: Начну с завершения Вашего вопроса. Мы не боимся инфляции, а мы считаем, что нужно её таргетировать и уменьшать, потому что рост инфляции означает сокращение реальных доходов граждан. У нас и так здесь есть вопросы, требующие дополнительного внимания, мягко говоря.

Поэтому что же нам инфляция? Это повышение цен, а мы не хотим повышения цен. Это одно из фундаментальных макроэкономических условий, обеспечивающих экономический рост. Инфляционные ожидания подрывают инвестиционный процесс, вот в чём дело. Но у нас, хочу отметить, в этом смысле хорошие показатели.

Россия, безусловно, является одним из лидеров среди формирующихся рынков по поводу состояния финансовой и бюджетной системы. У нас в этом году, вот сейчас, последние данные – 3,25 инфляция, это очень хороший для нас показатель, а в начале следующего года мы вполне можем увидеть и три процента.

Что касается резервных фондов и Фонда национального благосостояния. Да, он действительно вырос практически в два раза сейчас, за этот год. Это очень хороший показатель.

Тратить или не тратить, следующий Ваш вопрос. Смотрите, 20 процентов из этого фонда, Фонда национального благосостояния, они так или иначе уже находятся в экономике с помощью разных инструментов, в том числе через ВЭБ. Из них, по-моему, восемь процентов потрачено на прямые крупные инфраструктурные проекты, например, ЦКАД в Москве профинансирован за счёт Фонда национального благосостояния.

Осуществляются закупки подвижного состава для РЖД, это и для транспорта хорошо, и для поддержания рабочих мест и развития транспортного машиностроения. Наконец, деньги направлены на «расшивку» БАМа и Транссиба. И я знаю, что горняки сейчас высказывают опасения по поводу того, что там «узкое горлышко» создано, но если бы своевременно не были вложены те деньги, которые уже вложены в «расшивку» БАМа и Транссиба, было бы по-настоящему плохо.

Поэтому, да, мы видим изменения на рынке угля, скажем, в Европе, нам нужно обеспечить развитие восточного полигона, и мы тоже, в том числе, возможно, из Фонда национального благосостояния, будем это делать.

Наконец, у нас принято было решение, в соответствии с которым мы заморозили траты из Фонда национального благосостояния, ФНБ, до того момента, когда он достигнет семь процентов ВВП. В принципе, сейчас эти средства накоплены – 7,3 процента. Техника заключается в том, что на счета эти деньги придут только в середине следующего года, летом, и тогда можно будет приступить к более активному использованию этих денег.

Я хочу обратить ваше внимание на то, что у таких фондов есть ещё, может быть, самое главное предназначение – это обеспечить стабильность национальной валюты. И фонд это делает. Это в известной степени подушка нашей безопасности.

Напомню, что в условиях острого международного кризиса в 2008 году мы выполнили практически все свои социальные обязательства, расходуя, несмотря на резкое падение доходов федерального бюджета, средства из накопленных резервов. Мы смогли это сделать благодаря наличию как раз вот этих резервных фондов. Поэтому самое простое – это как сеятель разбрасывать деньги налево и направо, не понимая, что будет завтра, если цены на энергоносители упадут. Мы этого делать не будем, но будем использовать эти средства в рамках тех решений, которые были приняты ранее.

Д.Песков: Давайте мы в эту сторону. Ярославль, вот ярославские наши коллеги. Встаньте, пожалуйста. Дайте здесь, слева, микрофон.

А.Кондратьев: Добрый день, Владимир Владимирович! Арсений Кондратьев, ГТРК «Ярославия», Ярославская область.

Вопрос в продолжение темы телеканала «Матч ТВ» про WADA, но немного не про спорт, а про развитие регионов. Всё-таки с отменой участия наших спортсменов в международных соревнованиях возник большой вопрос и в проведении других каких-то крупных соревнований, а Ярославль был одной из площадок, где планировалось провести чемпионат мира по волейболу в 2022 году.

Так вот, для Ярославля, как и для других городов, наверное, это уникальная возможность для строительства каких-то новых спортивных объектов, развития транспортной, туристической инфраструктуры. И отпадает ли у нас и у других городов такая возможность?

В.Путин: Я думаю, что нет, потому что ведь WADA не запретила проводить эти соревнования, повнимательнее давайте почитаем, что там написано: они рекомендуют международным федерациям не проводить. Скажем, чемпионат Европы по футболу всё равно будет.

Я недавно встречался с руководителем этой структуры, он прямо сказал: «Билеты проданы». Кто им вернёт? WADA же деньги за билеты не вернёт, это ерунда. Я думаю, что и чемпионат, который Вы упомянули, по волейболу тоже, скорее всего, пройдёт.

Вы знаете, мне кажется, надо спокойно дождаться соответствующих решений, в том числе решений Арбитражного суда, тогда мы поймём, в каком положении в принципе мы находимся. Но российские спортсмены готовились и будут готовиться ко всем соревнованиям. У нас замечательные ребята, и они ещё не раз порадуют нас своими блестящими победами.

Д.Песков: Вижу наше государственное крупнейшее издание «Российская газета». Дайте, пожалуйста. Вы встаньте, чтобы Вас видели. Подождите, где? Сейчас, где-то я видел «Российскую газету».

В.Путин: Пока он выбирает…

Д.Песков: Подождите. Вот, давайте.

В.Путин: Давайте, пока он выбирает, CCTV, пожалуйста.

Пожалуйста, прошу Вас.

Сун Яо: Здравствуйте, уважаемый Владимир Владимирович.

Корреспондент CCTV – медиакорпорации Китая. У меня два вопроса.

Первый вопрос – о китайско-российских отношениях. В этом году исполнилось 70 лет со дня установления дипотношений между нашими странами. Можно сказать, что наши двусторонние отношения уже вступили в новую эпоху. И у меня такой вопрос: какие результаты партнёрства Вы видите самыми значимыми и какой в дальнейшем потенциал сотрудничества Вы видите между нашими странами?

И ещё вопрос о международной ситуации. Сейчас международная ситуация полна неопределённости и нестабильности. Очевидно, что некоторые страны проводят политику однополярного мира и протекционизма, подрывают основы международного права и свободной торговли, а Китай и Россия являются сторонниками многополярного мира. Как, по-Вашему, какие меры со стороны Китая и России смогли бы поддержать исконные принципы работы системы многополярного мира и свободной торговли и как эффективно реагировать на внешние вызовы?

Спасибо большое.

В.Путин: Самое главное, что достигнуто нами за последние годы, между Россией и Китайской Народной Республикой… Самое главное – это даже не цифры, о которых я сейчас скажу, и не отрасли, в которых мы сотрудничаем, самое главное – беспрецедентный уровень доверия, который сложился между нашими странами.

На этой базе мы и добиваемся успехов в области экономики (за 100 миллиардов уже товарооборот, и мы, безусловно, подойдём и решим цифру 200 миллиардов, выйдем на этот рубеж), сотрудничестве в высокотехнологичных областях – и в космосе, и в авиастроении, в транспорте вообще, и по многим другим направлениям.

И, безусловно, российско-китайское сотрудничество является важнейшим фактором международной стабильности, в том числе в утверждении международного права, в том числе в создании многополярного мира.

Собственно говоря, он создан, однополярного мира уже не существует. После крушения Советского Союза возникла иллюзия, что этот мир возможен и что он будет долго существовать, но это была только иллюзия, я всегда об этом говорил. И последние события показывают нам именно это. Когда Вы сказали «некоторые страны», Вы же имеете в виду прежде всего Соединённые Штаты. Эта многополярность мира – это производная от экономических отношений.

После Второй мировой войны американская доля в мировом ВВП была 50 процентов. А сейчас доля Китая выше, чем доля США, я боюсь ошибиться, но Китай опережает США по своей доле в мировом ВВП. И так же по многим другим показателям. И по паритету покупательной способности китайская экономика стала больше, чем американская.

Это неизбежно ведёт к изменениям по очень многим другим направлениям. Да и кроме всего прочего, мир не может быть устроен однополярно, с единым центром, откуда всё мировое сообщество управляется.

В этом очень велика роль нашего взаимодействия с Китаем. Мы будем укреплять наши многосторонние стратегические связи. Уверен, что это пойдёт на пользу как народу Китая, так и народу Российской Федерации.

Д.Песков: Давайте, пожалуйста, «Российская газета».

Реплика: Урал!

В.Путин: Сейчас, сейчас.

Реплика: Владимир Владимирович, Урал!

В.Путин: Сейчас, потише. Тогда приходите на совещание.

Реплика: Дайте денег, пожалуйста, на школы и на метро.

В.Путин: Хорошо, я понимаю.

К.Латухина: Кира Латухина, «Российская газета».

Я хотела бы вернуться к теме нашей Победы в Великой Отечественной войне. В следующем году мы отмечаем юбилей – 75-летие, Год памяти и славы. Но при этом в сентябре этого года, приурочив это к годовщине начала Второй мировой войны, Европарламент принял резолюцию о том, что приравнивается нацизм и фашизм к советскому режиму. Соответственно, они называют это тоталитаризмом, предлагают новый международный праздник – 25 мая отмечать день героев борьбы с тоталитаризмом. Как Вы к этому относитесь? Какова Ваша оценка?

В.Путин: Тоталитаризм, ничего здесь хорошего нет, он достоин осуждения, без всякого сомнения.

Решение Европарламента мне известно. Я считаю его абсолютно неприемлемым и некорректным, потому что можно как угодно предавать анафеме и сталинизм, и тоталитаризм в целом, и в чём-то это будут заслуженные упрёки, безусловно. Наш народ был первой жертвой этого тоталитаризма. Мы его осудили и культ личности осудили и так далее.

Но приравнивать Советский Союз или ставить на одну доску Советский Союз и фашистскую Германию – это верх цинизма. Это значит, люди не знают историю, читать и писать не умеют. Пусть они почитают документы того времени, пусть они посмотрят, как в 1938 году был подписан так называемый мюнхенский сговор, как мы говорим, когда лидеры ведущих стран – Франции, Великобритании – подписали с Гитлером соответствующее соглашение по разделу Чехословакии.

Как повела в этой ситуации себя Польша, которая, как писал один из деятелей тогда, дипломатов, «сделала всё для того, чтобы поучаствовать в разделе Чехословакии»? Как вёл себя тогда Советский Союз, предлагая всем участникам международной жизни создать единый антифашистский фронт?

И как, не создавая его, действительно, старались подтолкнуть Гитлера к агрессии на Восток, не понимая тогда, что не польско-германские отношения являются интересом фашистской Германии, а расширение жизненного пространства на Восток, то есть война против Советского Союза.

Знаете, я к этому событию хочу статью подготовить, написать статью. Я её обязательно опубликую, потому что попросил моих коллег подобрать мне материалы из архива. Я когда читаю некоторые вещи, всё становится абсолютно ясно: всё просто разложено по годам, по месяцам, чуть ли не по дням, как происходил процесс умиротворения Гитлера.

Сталин не запятнал себя прямыми контактами с Гитлером, а руководители Франции и Великобритании с ним встречались и бумажки подписывали. Да, был подписан пакт Молотова – Риббентропа и секретные к нему приложения. Это правда.

Хорошо это или плохо? Обращаю ваше внимание – это очень важно – на то, что Советский Союз последним, это было последнее государство Европы, которое подписало с Германией пакт о ненападении. Все остальные до этого подписали. А что надо было делать Советскому Союзу? Оставаться один на один?

Да, говорят, там секретные протоколы, раздел Польши. Польша сама поучаствовала в разделе Чехословакии. Зашла в два района – Тешинский и ещё там второй район. И всё, и забрала их. Вот и всё. Ультиматум выдвинули фактически. Целую группировку создали для агрессии. Не потребовалось, потому что просто Чехословакия сдалась под этим нажимом и отдала эти территории. Но сделали то же самое.

Кстати говоря, да, советские войска зашли в Польшу в соответствии с этими протоколами. Обращаю ваше внимание на следующее обстоятельство: войска зашли-то зашли, но зашли после того, как польское правительство утратило контроль за своими вооружёнными силами и за тем, что происходит на территории Польши, и само находилось где-то уже в районе польско-румынской границы. Не с кем бы было даже разговаривать на эту тему. Понимаете?

И более того. Вот мы говорим о героических защитниках Брестской крепости. Войска фашистской Германии заняли Брест-Литовск и потом просто освободили, а туда зашла Красная армия. Вы понимаете это или нет, хочу задать вопрос всем, кто принимает такие резолюции в Европарламенте.

То есть войска Красной армии не захватывали эти территории Польши. Немецкие войска туда зашли, потом освободили, и зашли советские. Вот это о чём-то говорит? Поэтому я вас обязательно познакомлю с этим. Кстати говоря, завтра у нас встреча в формате СНГ, и я хочу своих коллег из стран СНГ познакомить с некоторыми нашими архивными документами. Кому будет интересно, пожалуйста, приходите, послушайте.

Д.Песков: Вы знаете, я видел верхнюю часть центрального сектора – Иркутск.

Е.Мачавариани: Екатерина Мачавариани, телеканал «Красная линия».

Владимир Владимирович, вопрос не про Иркутск, а теперь уже про бывшего губернатора Иркутской области Сергея Левченко, отставку которого Вы приняли не так давно.

Наши корреспонденты находятся в регионе, в частности в Тулуне, уже с августа месяца, и они видят несколько другую картину, чем та, которую транслируют федеральные СМИ. Да и цифры итогов работы Сергея Левченко говорят сами за себя.

Это единственный губернатор, который смог за три года увеличить бюджет в два раза, увеличить темпы социального строительства в шесть раз, темпы развития экономики региона – это шесть процентов, это темпы выше мировых.

Что касается ликвидации последствий наводнения, даже Ваш полпред Сергей Меняйло высоко оценил темпы ликвидации последствий: сейчас 98 процентов пострадавших уже получили либо жильё, либо жилищные сертификаты. В центре временного размещения находятся всего лишь 46 человек, и почти у всех у них находятся на руках сертификаты на жильё.

Вопрос такой: почему всё-таки приняли отставку такого эффективного губернатора? Дело действительно только в Тулуне или есть ещё какие-то моменты?

Спасибо.

В.Путин: Послушайте, если Вы намекаете на то, что он представитель КПРФ, хочу Вас сразу заверить, что это не имеет к делу никакого отношения. У нас губернаторами работают, выиграли выборы и представители КПРФ в некоторых других регионах, и представители других партий, в том числе ЛДПР. Для меня вообще это не имеет никакого значения. Главное, чтобы человек эффективно работал.

Вы сейчас назвали некоторые цифры. Но у меня есть и другие цифры, и они достаточно красноречиво говорят о том, что в Иркутске много проблем. Это первое.

Второе. Я не могу сказать, что губернатор Левченко совсем уж там плохо работал. Нет. Но ситуация, которая сложилась, она слишком сложна для того, чтобы работать не спеша, а там уже выборы на носу. И я ведь не сразу начал принимать эти отставки, посмотрел, что происходит. Вот Вы сейчас сказали о том, что почти все обеспечены жильём. Ну где же обеспечены? Зима началась. Это второе.

Третье. Вы, наверное, обратили внимание на то, что люди говорили, когда я там был. Один из тезисов: «Пришлите нам сюда других людей». И то я не спешил никак с этим, смотрел, что и как там развивается.

Поэтому проблем много. Я не хочу, знаете, бросать камни в человека, который уже ушёл. Он, конечно, особенно на первом этапе своей работы, старался и прочее. Но, конечно, в этих условиях нужен специалист, который хорошо разбирается в тех вопросах, которые подлежат решению.

Думаю, что человек, которого мы сейчас выбрали, замминистра по чрезвычайным ситуациям, он с этой задачей справится, тем более при поддержке федерального центра, который выделяет на это серьёзные деньги.

...

 

Поделиться: